WAWM

World Association Veterinarians and Microbiologists

Международная Ассоциация Ветеринаров и Микробиологов

Пластическая хирургия в ветеринарии

Поделитесь с друзьями этим материалом

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации ветеринаров и микробиологов. Сегодня у нас в гостях дает интервью Андрей Мезин. Он — ветеринарный врач, замдиректора Центра врачебной практики «Праксимедика» в Первом Московском медицинском центре. Его специализация — это хирургия, также он специалист по ортопедии, травматологии, онкохирургии, хирургии грудной клетки, брюшной полости. Проводит мастер-классы по пластической реконструктивной хирургии и эндоскопии в Москве и по России, также имеет несколько увлечений, таких как стендовая и тактическая стрельба, страйкбол, ралли по бездорожью. Здравствуйте, Андрей.

(Андрей Мезин)

— Да, здравствуйте! Все, кто нас смотрит или будет смотреть потом в записи. Рад буду ответить на все вопросы. Надеюсь, будет интересно.

(Марина Эйнгор)

— Я уверена в этом. Андрей, скажите пожалуйста, вот мы рассматриваем различные вопросы, как мы предполагаем, которые будут интересны для наших коллег, которые совсем недавно отучились и получили свое звание ветеринарного врача. Есть такие, которые…

(Андрей Мезин)

— Новоиспеченные коллеги, да, я так понимаю?

(Марина Эйнгор)

— Да, новоиспеченные есть, есть, которые уже с каким-то опытом, есть, которые хотят поменять профессию. Я думаю, всем им будет интересно наше интервью. Другое дело, что я стараюсь все-таки предугадать вот эти вопросы. И один из них – возник когда я увидела Ваше резюме, меня поразила такая вещь, что Вы очень рано встали на путь ветеринарного врача. То есть решили стать, видимо, ветеринарным врачом очень рано и уже в восьмом классе начали работать — помогать в клинике. Как это было, расскажите, пожалуйста.

(Андрей Мезин)

— Ну, наверное, еще и интересно почему, да? То есть, как так произошло, что я попал в клинику с восьмого класса, да?

(Марина Эйнгор)

— Да.

(Андрей Мезин)

— Ну, скажем так, во многом сыграл роль характер моих родителей. Мне с детства было интересно с работать с животными по той причине, что у меня на них была аллергия. Мне нельзя было дома держать ни кошек, ни собак и поэтому, наверное, класса до шестого мне это делать не разрешали. Но при этом интерес у меня был всегда, и я ходил с друзьями, собирал всяких больных животных. Мы пытались им оказывать какую-то помощь. Было несколько случаев, которые, может быть, тоже повлияли — нашли поломаннyю сову, делали ей операцию. Делали тогда примитивный остеосинтез спицами от велосипеда. А как делать — нам рассказал наш сосед, который был хирургом в областной больнице, cхематически начертил. Ну, собственно говоря, после этого я заявил о том, что есть желание стать ветврачом, но мои родители исходили из того, что ребёнок должен как можно раньше понять, действительно ли он это хочет или же это все-таки просто какой-то этап, когда человек пытается уцепиться за идею. Да, потом, по прохождению времени, как правило, он эту идею отметает и начинает хотеть что-то другое. Вот с этим я сейчас очень часто сталкиваюсь, когда мои взрослые, скажем так, просто мои друзья, приводят ко мне своих детей еще начальной школы для того, чтобы показать им, как работает ветврач или для того, чтобы они определились. Поэтому после того, как я заявил о том, что хочу стать ветврачом, моя мама договорилась и устроила меня мыть полы в государственную ветеринарную станцию по борьбе с заболеваниями животных. Собственно, оттуда всё и началось. Наверное, первое время, первые две недели у меня были постоянные рвотные позывы во время принятия пищи, потому что ребенку не просто было, конечно, адаптироваться под, скажем так, под новую среду обитания и существования, провождения времени.  Но это никак не повлияло на моё желание стать ветврачом, наоборот, появился больший интерес. Я, еще учась в школе, уже, в принципе, предполагал куда я пойду учиться дальше. Но вот это положило определенные зачатки. И я принял для себя решение, что мне интересней — терапия или хирургия. И именно хирургия мне была интересна, потому что я понимал, что мне приятно видеть, как, допустим, мои старшие коллеги по факту за один раз оказывают помощь таким пациентам, у которых встает вопрос жизни и смерти. Ну, конечно, не всё то, что я сейчас вам говорю, со слов можно передать, но вот это меня зацепило, то есть пришли, привели собаку с переломом, сделали операцию и собачка по очереди начинает ходить. Мне это нравилось, то есть я понимал, что хочу быть таким, как они. Да, а долго назначать уколы, мази, таблетки, мне казалось — это немножко утомительно. Вот, собственно, вот так вот. Проще, если уложить это всё в одну фразу, в моей семье принято так – сказал, значит сделай. Cказал, хочешь быть ветврачом, иди, пробуй и учись. Тем более, чем раньше ты попробуешь, тем проще будет в дальнейшем. Обидно, да, когда люди отучились к примеру, вот эти 5 лет в институте, пришли по факту в клинику, до этого ни разу не появлявшись там, скажем так, занимаясь своими личными делами, там, сходить погулять с друзьями, пиво на лавке попить, как мы любим говорить, там, или в кино с девушкой. А придя на работу и получив корочку о том, что ты ветврач, ты по факту ничего делать не можешь, не умеешь. А тут уже возникает вопрос — а что делать дальше и два варианта: либо переломить себя и продолжать дальше работать, либо идти и продавать корма и лекарства, где ты уже по факту будешь получать уже какие-то сдельные деньги. Небольшие, но ‑ какие-то деньги. И это как-раз добивает некоторых из них, когда они полностью уходят из профессии. И начинают заниматься чем-то смежным, смежным направлением.

(Марина Эйнгор)

‑ Что ж, интересно. Скажете, а… это получается, что Вы определились со специализацией, то есть то, что Вы хотите стать хирургом уже в восьмом классе?

(Андрей Мезин)

‑ Ну, скажем так, может быть чуть попозже, но, по крайней мере, когда, придя в школе работать в госклинику, я понял, что это меня не отодвинуло и не переубедило в том, что я хочу остаться и заниматься тем же, самым. Вопрос о фининсовом благополучии тогда, работая в этой профессии, не стояло. Я Вам честно скажу, мне не платили зарплату ассистента никогда. То есть, когда я был ассистентом, это было какое-то долгое время. Тогда не было принято платить зарплату. Это сейчас у нас за выход любой ассистент получает. Да, то есть, и, наверное, ближе уже к окончанию школы я понял, что это именно – хирургия. Я понимал точно, что по окончанию школы я пойду дальше учиться в высшее образовательное учреждение по специализации «Ветеринарное дело».

(Марина Эйнгор)

‑  Интересно. Скажете, Андрей, Вы преподаете, верно?

(Андрей Мезин)

‑ Преподаю. Условно говоря, что имеется в виду «преподаю»!? Я провожу обучающие мастер-классы для состоявшихся врачей по определенным направлениям. Да, можно сказать, так что я их обучаю тому, что сам хорошо знаю.

(Марина Эйнгор)

‑ Okay! А почему и как Вы решили, что это важно делать? Находить время на то, чтобы обучать. Что Вам это собственно дает?

(Андрей Мезин)

‑ Ну, Вы все знаете эту поговорку, которую рассказал Сенека, о том, что: «Обучая других, обучаешься сам». Я это услышал еще, когда учился в первом институте. Да, то есть, и, мне сказал это один из преподавателей на мой ему вопрос: «Зачем мне нужно делать доклад о столь не интересной теме». Он сказал: «Ты ее прочтешь другим и сам поймешь, что ты, может быть, не все в этом понимаешь. И вот в процессе написания и рассказа данного материала, ты поймешь, что, может быть, сможешь привнести что-то новое». И, вот, действительно, с каждым годом, чем больше я читаю, провожу мастер-классов, езжу, выступаю, делаю какие-то научные доклады, я понимаю, что, то, о чем я рассказываю, еще далеко полностью не изучено. И, есть то, что требует внимания и уважения труда, для того, чтобы это направление развивать. Ну, вот, к примеру, я, да, там очень много уделяю пластической хирургии. Да, как таковой, материала по ней очень мало. Да, то есть, и, я сейчас готовлю свою собственную книжку, да, по этому направлению с коллегой с одной. Вот. И, мы от мастер-класса к мастер-классу, да, мы понимаем, что нужно привносить что-то новое. Люди задают такие вопросы, на которые, порой мы сами не знаем ответа. Которые могут ставить в тупик просто априори, потому, что, ну, это кажется, порой кому-то элементарно для нас. А бывает так, что мы сами порой не знаем ответа. Вот. Поэтому, преподавая, я пытаюсь развивать самого себя. По поводу времени, как на это нахожу?! Ну, скажем так, это тяжело. Да, то есть, не всегда проведение вот этих мастер-классов это платное образовательное мероприятие для врачей. Но, не всегда это бывает рентабельно, на то, чтобы потратить время, провести. Проще потратить время на работу в клинике. Но, это необходимо. Я считаю, что любой ветврач, который стремиться двигаться вперед, он должен находить время и должен обязательно этим заниматься. Я считаю, что просто поездок на конференции, где ты приезжаешь и в свободное время и в своем свободном графике можешь походить, послушать то, что тебе нравиться, не достаточно. Нужно отрабатывать, и, скажем так, и ораторскую риторику в том числе. Мастер-классы, они как бы многосторонне позволяют врачу развиваться. Это, я считаю, необходимо, просто необходимо.

(Марина Эйнгор)

‑ Я совершенно с Вами согласна. Кстати говоря, я об этом говорю тоже нашим коллегам. Но, хотела бы… почему я задала вопрос, этот вопрос именно Вам, хотела услышать Ваше мнение, как бы, если хотите, подтверждение своим словам тоже. Я тоже всегда говорю, что очень важно преподавать, находить время. Потому, что, сейчас, когда вот мы занимаемся тоже, поддерживаем наших коллег в обучении, в развитии, одновременно с обучением мы рекомендуем тут же, то, что изучил, нужно тут же рассказать. А, желательно, хорошенько подготовиться и рассказать на публику. Даже, если сделаешь какие-то ошибки, это… в конце концов, а кто их не делает?

(Андрей Мезин)

‑ Да.

(Марина Эйнгор)

‑ Так вот, еще один вопрос. Может быть, самый, такой, важный. Ваш специальный совет нашим коллегам, которые хотят… тоже хотят стать таким профессионалом, как Вы. Что они должны сделать прямо сейчас?

(Андрей Мезин)

‑ Знаете, вот здесь, вот, наверное, не просто. Одно дело, коллегам, которые уже состоявшиеся, да, условно говоря, и не хотят, что-либо в жизни менять. Что бы ни советовали, не всегда это возымеет, да, какую-то силу. Да, потому, что людей многое устраивает, уже двигаться вперед, они может быть, и не хотят, да. А, совет, надеюсь, попадет в уши молодым специалистам, да. Тем, кто начинает только работать, да. Наверное, основное, первое, что хочу сказать, что нужно иметь свою точку зрения. Потому, что пустое копирование других работ, да, там или действие «под копирку» без осознания происходящего считаю не правильным. Даже сказажу даже преступным. Поэтому, нужно научиться понимать процесс, того, что мы делаем, иметь свою точку зрения и уметь ее правильно отстоять. Да, то есть, в дебатах, например. Потому, что… я, наверное, говорю больше с уклоном на хирургию. Очень часто, сталкиваюсь с тем, что на мастер-класс приходят люди, смотрят ту или иную методику, потом повторяют ее и не получают, порой, тех результатов, которые хотели. А все потому, что не спросили или постеснялись спросить о том, в чем принцип. Да, как это устроено. И, когда ты понимаешь принципы, работать всегда проще. Исходя из этого, как бы, наверное, мой второй совет, это – не бояться учиться и учить других. Это о том, что мы уже говорили, да. Учишься – развиваешься самостоятельно. Не учишься, наверное, ‑ отстаешь. Мне, честно говоря, порой вот бывает после отпуска немножко тревожно, потому, что я понимаю, что какое-то время я не работал, я отдыхал, да. И, боюсь, как бы мои оппоненты не ушли вперед. И это заставляет меня делать какие-то скачки дальше. То есть, по сути, что из себя представляет известность? Наверное, это то, как часто ты появляешься на публике, может быть, с тем или иным, то, как часто о тебе говорят. Чтобы это происходило, опять же, нужно постараться как можно больше преподносить материала, чтобы людям было интересно тебя слушать. Поэтому, саморазвитие – очень важный аспект того, чтобы начинающий врач мог стать профессионалом. Отдельно, хотелось, чтобы еще отметить, по поводу, наверное, того, что многие врачи желают, приходя в ветеринарию, заработка, да. Хотя быстро заработка. Это то, что я часто слышу от наших молодых ассистентов. Здесь, наверное, я бы отметил следующее, что, всему свое время. Не стоит пытаться бежать впереди паровоза, да. Не стоит пытаться сделать то, в чем ты пока еще не уверен. Лучше спроси старших, попроси совета, получи его, проверь и, уже тогда – делай. Деньги придут, наверное, в тот момент, когда, действительно, ты станешь уже таким освоенным специалистом. Легкие деньги – это не всегда хорошо. Они могут, в том числе, и менять психологию человека. Я знаю много и негативных примеров, да, те, кто начали быстро зарабатывать, в конечном итоге ‑ ушли из профессии по определенным причинам. Поэтому – всему свое время. Если прилагать должное количество усилий, рано или поздно станешь известным и хорошо зарабатывающим доктором. Поэтому, учитесь, старайтесь. Обращайтесь за помощью. Я лично со своей стороны всегда рад всем помочь. Чем могу, советом или, может быть, на деле как-то. Поэтому, ну, как-то так.

(Марина Эйнгор)

‑ Отлично. Спасибо. Андрей, я рада слышать, что Вы готовы помочь, и использую это в наших корыстных целях.

(Андрей Мезин)

‑ Хорошо. Я с радостью, я с радостью всегда.

(Марина Эйнгор)

‑ Я надеюсь, что мы очень скоро порадуем наших зрителей новыми интервью и лекциями по Вашей теме.

(Андрей Мезин)

‑ Хорошо. Буду рад.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо большое за уделенное время, за то, что ответили на наши вопросы. Нужно сказать, что это было интересно.

(Андрей Мезин)

‑ Надеюсь, надеюсь.

(Марина Эйнгор)

‑ Что ж, всего хорошего. До свидания, Андрей. Успехов Вам в Вашей работе и во всех Ваших начинаниях.

(Андрей Мезин)

‑ Спасибо. Все.

(Марина Эйнгор)

‑ До свидания.

(Андрей Мезин)

‑ До свидания.


Поделитесь с друзьями этим материалом

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *