WAWM

World Association Veterinarians and Microbiologists

Международная Ассоциация Ветеринаров и Микробиологов

Ветврач-дерматолог Белова Светлана

Поделитесь с друзьями этим материалом

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации Ветеринаров и микробиологов. Наша ассоциация помогает ветеринарам определиться со специализацией, с приобретением современных знаний, а также, мы обучаем созданию внешней экспертности, чтобы нас узнавали работодатели, уважали коллеги, мы имели много благодарных клиентов и, соответственно, хорошо зарабатывали.

Сегодня у нас интересное интервью с Беловой Светланой. Она практикующий ветеринарный врач, дипломант ECVD. Ее специализация в дерматологии. Светлана вот уже более восемнадцати лет занимается в основном дерматологией. Ее основные пациенты – собаки, кошки, реже лошади, ну и другие животные. Она является лектором по дерматологии в Эстонском университете естественных наук. Очень много обучает, как студентов, так и ветеринарных врачей. Также она организует много различных мероприятий, конференций off-line. Здравствуйте, Светлана!

(Светлана Белова)

‑ Здравствуйте, Марина! Здравствуйте, все!

(Марина Эйнгор)

‑ Рада приветствовать Вас сегодня на нашем канале. И, у меня есть для Вас несколько вопросов. Часть из них – традиционных. Вернее, практически, все традиционные, но, я думаю, что Ваш ответ будет особенным. Расскажите, пожалуйста, о своем пути в профессии. С чего Вы начинали? Как выбрали специализацию? К чему пришли сегодня?

(Светлана Белова)

‑ Ну, я расскажу такую укороченную версию моего пути. Я закончила учиться на ветеринарного врача в 1995 году. Да, это было постсоветское пространство. Я была городской девочкой, которая поступила, в общем-то, учиться в Сельскохозяйственную Академию. И, это действительно было обучение работы ветеринарным врачом с сельскохозяйственными животными, да. Кончив академию и направившись работать в клинику для собак и кошек, я, в общем-то, попала в какую-то почти незнакомую среду. Я ничего не знала о собаках и кошках. Ну, хорошо, знала, там, поверхностно очень. И, первое, что меня удивило в первые месяцы моей работы, это то, что пациентов с различными кожными проблемами очень много. На мой тогдашний взгляд, они все выглядели примерно одинаково. И, я совсем не могла разобраться, с чем та или иная кожная патология связана. Я пыталась найти какую-то информацию. Но информации на русском в девяносто пятом году мало, вернее ее почти не было. Тогда дерматология кожных болезней она помещалась в раздел хирургия. И были там рассмотрены раны и всевозможные экземы и так далее, и так далее, и так далее. Ну, короче говоря, я всегда боялась прихода какого-то кожного пациента. И, насколько я видела, мои коллеги по клинике тоже не хотели этих кожных пациентов видеть. Но, я как-то начала потихоньку, по крупице собирать разную информацию. В школе и в университете я учила французский язык. Здесь пришлось, как бы, начать учить английский. Потому, что на английском больше всего было литературы. И, на свою первую, как бы, стажировку дерматологическую я поехала через три года после окончания академии, да, в 1998-м году. И, так потихоньку, потихоньку, как бы, от противного, мне очень не нравились кожные пациенты, и, мне пришлось немножечко больше о них узнать. Потихоньку затянулось и дерматология стала чем-то… о чем я знала больше других, что мне стало нравиться. И, через буквально несколько лет, через пять лет после окончания учебы я уже занималась практически только дерматологией. Вот, как-то так.

(Марина Эйнгор)

‑ Интересно. О сегодняшнем дне расскажите немного, о своей работе, которую Вы ведете сегодня. Чем Вы занимаетесь? Я имею в виду, обучаете?

(Светлана Белова)

‑ Ну, я конечно веду прием кожных пациентов. Кроме того, уже двенадцать лет, наверное, прошло, да, двенадцать лет прошло, как я начала обучать студентов дерматологии в Эстонском университете естественных наук, это академию переименовали. И, в какой-то момент меня начали приглашать читать лекции. Первая лекция была в 2000-м году или в 2001-м году, по-моему, в Риге. И, потом как-то пошло-поехало. На тот момент я была, наверное, первым русскоязычным, как бы, дерматологом, да, который что-то знал больше остальных. Умел кого-то чему-то научить. И, с тех пор я, конечно, много где побывала с лекциями. И это сделало мою жизнь намного интереснее, насыщеннее. Узнала много коллег по всему миру, да. Кроме того, я читаю вебинары. У меня есть своя группа в фэйсбуке. Там почти шесть тысяч участников. Это хорошая, кстати, возможность бесплатно научиться, ну, не научиться, а вступить на путь обучения дерматологии, да. И, что еще? У меня есть школа ветеринарной дерматологии на русском. Она проходит в Тарту в Эстонии на базе того самого университета, в котором я преподаю. И, с прошлого года, есть еще конференция, трехдневная дерматологическая конференция Zudanet, где каждый увлекающийся дерматологией может подтянуть свои знания ежегодно, узнать что-то новенькое или повторить старое, встретиться с коллегами и так далее. Вот это то, чем я занимаюсь, да.

(Марина Эйнгор)

‑ Интересно. Вот у меня такой возник вопрос во время того, как я Вас слушала: «Вот Вы сами сказали, что поначалу дерматология вызывала у Вас даже неприятные какие-то чувства даже может быть, страх. Но, Вы, несмотря на него, может быть, вопреки ему, все же начали развивать эту тему, изучать ее. И, да, в какой-то момент Вы приобрели достаточное количество знаний, достаточное количество опыта. И, Вы, вместо того, чтобы… ну, как бы страх, и неприятные ощущения, сменились, наоборот, на приятные какие-то чувства. Вот, расскажите нам об этом моменте, потому, что мы вот, нашим коллегам очень часто во всяком случае я говорю о том, что важно приобрести специализацию, важно заявить о себе в форме тех же лекций, тех же выступлений. Это, мы прокачиваем в какой-то степени в этот момент свою экспертность, и прокачиваем какой-то внутренний стержень, проверяем себя на прочность, укрепляем свои не только знания, но и наши какие-то психологические качества. Потому, что мы все в процессе, ошибаемся, Вы тоже ошибались, я более, чем уверена. Такого не бывает, чтоб мы не делали ошибок. И, Вы ошибались, но Вы не боялись этих ошибок. Вы их исправляли и тем самым, вчера Вы ошиблись, сегодня Вы поправили себя. Вот, такие вот… я б назвала это такими упражнениями, что ли. Как люди мышцы тренируют, а тут Вы свои человеческие качества в какой-то степени тренируете. Та вот, мне важно услышать от Вас, как Вы, вспоминаете этот момент и почему все-таки Вы не остановились, а продолжили свою деятельность? Что Вам это дает, давало? Дает сегодня Вы обучаете, как этот процесс произошел? Вот, действительно, ради чего все это Вы делаете?

(Светлана Белова)

‑ Марин, но, я так четко не помню свои ощущения, и, наверное, это не был какой-то один единственный момент, или тот день переворотный, когда я поняла, что дерматология станет моей специализацией. Как-то это все постепенно произошло, но, да, Вы правы, конечно, вначале было много ошибок и их совершают все. Просто подход, или скажем так, опыт, вынесенный из ошибок, у каждого он свой. Кто-то этих ошибок не замечает или интерпретирует по-своему, и, не приобретая новых знаний, делает одни и те же ошибки, как бы наступает на одни и те же грабли всю жизнь. Некоторые, как бы, более наблюдательны и умеют оценить этот опыт со стороны, понять, что, что-то пошло не так, и пробовать, самое важное, пробовать что-то другое, да. Потому, что самое глупое, что мы можем делать, делать одно и то же, добиваться какого-то не очень хорошего результата. Но, продолжать делать абсолютно те же самые действия, думая, что пойдет в следующий раз по-другому, да. То есть, все специалисты, которых я вижу и все хорошие врачи, с которыми я встречалась, они обладают этим свойством – оценивать произошедшее, да. Как положительный, так и отрицательный опыт, они умеют делать выводы и построить… или что-то закрепить, какой-то хороший навык, или что-то попробовать по-другому, если это успеха не принесло. По поводу момента, Вы сказали, когда я поняла, что будет так. Ну, я не помню, честно говоря, этого момента. Не буду выдумывать, да. Но кстати, вот этот феномен, «от противного», что, когда страшно, не хочется и не знаешь, и это заставляет тебя учиться, он очень распространен. То есть, я каждый год в школе новых школьников спрашиваю: «Как вы вообще сюда попали, что вас сюда привело?» Поверьте, мне, примерно половину, мы всегда смеемся над этим, рассказывают о том, что им не нравится дерматология. То есть, они приехали в школу ветеринарной дерматологии учиться, но дерматология им не нравится. И, они, как бы, мало знают и плохо понимают, и они хотят узнать дерматологию, да. В какой-то момент, если нам что-то удается, или мы понимаем, что мы уже что-то знаем, нам начинает это нравиться. Верно?

(Марина Эйнгор)

‑ Абсолютно верно, да. Да, я абсолютно с Вами согласна. Так вот, наверное, в этот момент какой-то, должно быть… может быть, волевое решение. Не думать о том, что, а вот, раз мне это не нравится, я не буду изучать этот вопрос. А, как раз, наоборот. Значит это, есть такое мнение, что, если нам что-то не нравится, но, тем не менее, нам это…, ну, мы чувствуем, что нам это нужно. То это какая-то точка роста, что ли. И, нужно, может быть, сделать волевое такое решение ‑ раз у меня сейчас это еще не очень, но, нужно, то, надо просто тренироваться. Правильно?

(Светлана Белова)

‑ Может быть, путь каждого врача в специализацию ‑ он свой, да. Кто-то… у меня были студенты, то есть они еще не окончили учиться. Но, они уже знают, что они хотят заниматься дерматологией, да. Это совсем не то что произошло со мной. То есть, у каждого этот путь свой. Кто-то, может быть, отучиться в школе ветеринарной дерматологии и поймет, что – нет. Дерматология – все-таки не мое, да. Уйдет куда-то в другую специализацию. А кто-то не выберет специализацию для себя. Это – тоже нормально, если он врач общего приема и хорошо знает более-менее основы всех направлений, всех специализаций. То цены такому врачу нету. Это очень хорошие врачи.

(Марина Эйнгор)

‑ Да, это будет безусловно его знания, которые он получит от Вас, он… это будет для него не менее ценно, чем для того, кто захочет специализироваться в этой области. Я абсолютно с Вами согласна. А, скажите, пожалуйста, Светлана, еще один традиционный вопрос: «Какой совет Вы дадите нашим коллегам, которые имеют амбиции и тоже хотят стать специалистом высокого класса? И, Вы, как раз, очень яркий пример для этого. Те, кто хотят… ну, может быть кто-то хочет преподавать, кто-то не хочет, хотя это тоже одна из точек роста, наверное, для многих для нас. Что они должны сделать, чтобы повысить свою экспертность, для того, чтобы в результате нас узнавали, как ученики, как наши коллеги, так и наши клиенты, работодатели? У каждого своя какая-то ситуация..

(Светлана Белова)

‑ Ну, я не знаю, есть ли у меня рецепт?! Конечно, у меня есть некоторые советы таким амбициозным врачам. Амбиции здесь в хорошем смысле. И, здорово, если у врача, да, ну и у любого человека есть какое-то стремление быть лучше или даже, почему бы нет, быть лучшим, да. Потому, что это даже без какого-то отдельного желания зарабатывать больше приведет все-таки к тому, что вы будете зарабатывать, как бы, больше многих других. Так вот, если у вас есть амбиции, и вы уже даже выбрали специализацию, ну, я, наверное, не буду оригинальной, если скажу что нужно стараться каждый день узнать что-то новое, да. И, для этого сейчас множество возможностей, не так, как двадцать лет назад. Это, помимо книг, это все-таки интернет, да. Интернет-ресурсы очень и очень мощные и много дающие. И, второй момент, кроме ежедневного, как бы, обучения, ежеминутного обучения, это все-таки – английский язык. Я не видела еще хорошего специалиста на уровне, который не владел бы английским языком, да. То есть, если у вас только один язык, и он не английский, которым вы владеете, вы все-таки не добьетесь хорошего уровня, да. Учите английский, он вам обязательно пригодится. И, третье, я еще вспомнила, пока говорила. Пожалуйста, не стесняйтесь брать деньги за свои услуги, да. Потому, что я часто встречаюсь с такими ситуациями, когда врач хороший, и знает, умеет. Но, что-то ему не дает, не знаю, нет какой-то внутренней уверенности в том, что он может спросить за это деньги, да. Если он сам, язык у него не поворачивается, да, значит это должен делать управляющий в клинике, да, администратор, который назначает эти цены. Он должен получать адекватную, да, самооценку своих возможностей, чтобы иметь возможность дальше развиваться, ездить на конференции, я не знаю, на стажировки и так далее, и так далее. Ну вот как-то так. Английский, учиться каждый день, не стесняться брать деньги за свои знания.

(Марина Эйнгор)

‑ Интересный ответ. Светлана, а, может быть, Вы нам сможете еще подсказать ответ на такую вещь. У нас есть уже определенная, я уже считаю не маленькое количество ветврачей, которые, действительно, имеют высокий класс в своей специализации. У них порой даже свои клиники есть. И не один партнер, или помощник. И, все равно, они жалуются на то я слышу от них, что они не могут поднимать цены за свои услуги. Это же для них, для клиентов, в смысле тоже обременительно. И, получается, что, да, человек свое качество улучшил, повысил, ему б, действительно, вот, как Вы сказали, просто необходимо больше зарабатывать, для того, чтобы расти дальше. Вот. Но, он сам себя оставляет на том же уровне. У нас 24 часа всего лишь, и семьи, как бы, тоже никто не отменял. Так вот что Вы посоветуете таким врачам, которые, на мой взгляд, они немножко, что ли, застряли на какой-то стадии своего развития. У нас уже, Денис… владелец клиник отвечал на этот вопрос, что нужно приобрести помощника, которого нужно обучить. Потом, у него был ответ, что нужно… раз ты назначил определенное количество приемов, значит нужно остановиться, и не увеличивать количество. Это, конечно, тоже совет хороший. Но, может быть, Вы от себя что-то добавите.

(Светлана Белова)

‑ Ну, я не специалист, конечно, по менеджменту, я думаю, что, если такая ситуация возникла, что вроде как уже и знаешь, и умеешь, и работаешь на износ, потому, что к тебе идут и идут пациенты, да, но стесняешься повысить цены. Но вроде, как и хочешь. Я думаю, что пара хороших лекций по менеджменту, совет человека, может быть, кто этим занимается, и наращивать, накачивать внутреннюю самооценку. И, я тоже проходила через все это. Мне тоже казалось странным, повысить цены. Но, поверьте мне, это ничего, как бы… это не меняет количество пациентов. Это, может быть, меняет в чем-то их качество. Приходят более платежеспособные пациенты, да. И, вы не теряете в деньгах, вы только приобретаете. Может быть, какой-то момент, там, объем уменьшится, уменьшится поток, но придут совсем другие платежеспособные пациенты. И, вы только выиграете от этого, да.

(Марина Эйнгор)

‑ Ну, если перевести другими … сказать другими словами, Ваш совет в том, что все же – повышать цены.

(Светлана Белова)

‑ Да, повышать цены. Повышать цены. Если ваши знания, уровень знаний и умений повысился, уровень услуги вырос, то должна вырасти и цена. Это законы бизнеса.

(Марина Эйнгор)

‑ И это прежде всего нужно нам, для того, чтобы мы могли использовать эти ресурсы для своего собственного роста.

(Светлана Белова)

‑ Да, правильно. Абсолютно верно. Конечно, не только для собственного профессионального роста, и для того, чтобы жить лучше, да. Почему нет?

(Марина Эйнгор)

‑ Да, да, да. Для чего мы, в конце концов, все это делаем?! Если мы, с другой стороны остановимся где-то вот, застрянем на каком-то месте, сами же будем чувствовать потом какое-то неудовлетворение. А, что же я, да, я делаю, я работаю, я принимаю, и, вот, я где-то застрял, как же так? Ну, не логично, во всяком случае. Верно?

(Светлана Белова)

‑ Верно.

(Марина Эйнгор)

‑ Я Вас благодарю. Большое спасибо за это интересное интервью. И, я Вас приглашаю на… к нам выступить. На наших площадках мы с удовольствием примем и создадим, так сказать, созовем аудиторию on-line. Насколько я знаю, Вы много преподавали on-line. И, ну, вот в последнее время, к сожалению, Вас меньше видят. Ну, во всяком случае, на курсах, насколько я понимаю, да. Хотя, Вы консультируете в группах, на фэйсбук. В Вконтакте Вы тоже ведете группу?

(Светлана Белова)

‑ Нет. Только на фэйсбук.

(Марина Эйнгор)

‑ Ну, в этой жизни все течет, все меняется. Поэтому, тот, кто слушал Вас несколько лет назад, они, я думаю, с удовольствием, во-первых, послушают от Вас еще лекции. Поскольку, я уверена, Вы за это время тоже выросли. И, вот такая форма обучения, я считаю, она тоже доступна многим, тем, у кого нет возможности приехать к Вам в школу. Поэтому, еще раз благодарю и приглашаю на наши ресурсы давать тоже лекции и прежде всего, сначала ознакомительную какую-то общую лекцию. Спасибо, Вам, Светлана!

(Светлана Белова)

‑ Спасибо!

(Марина Эйнгор)

  • Большое спасибо! Желаю Вам успеха!

(Светлана Белова)

‑ Да, до свидания!

(Марина Эйнгор)

‑ До свидания! Всего хорошего!


Поделитесь с друзьями этим материалом

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *