WAWM

World Association Veterinarians and Microbiologists

Международная Ассоциация Ветеринаров и Микробиологов

Интервью Екатериной Васильевой

Поделитесь с друзьями этим материалом

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации Ветеринаров и микробиологов. Сегодня со мной в интервью находится Екатерина Васильева. Она ветеринарный врач, специалист по офтальмологии. В свое время, в 2010-м году она закончила Санкт-Петербургскую государственную академию. На сегодняшний день она работает ветеринарным врачом-офтальмологом в ветеринарной клинике по неврологии и травматологии интенсивной терапии. Она уже давно специализируется на, как я уже сказала, по офтальмологии, и прошла несколько специализаций по этому предмету, по этому профилю за границей – в Германии, в Америке, в Англии.  Здравствуйте, Екатерина!

(Екатерина Васильева)

‑ Здравствуйте, Марина!

(Марина Эйнгор)

‑ Когда я увидела Ваше резюме, я сразу обратила внимание на то, что Вы, что называется, время зря не теряли. Во всяком случае, у меня создалось такое впечатление, как-будто Вы поставили еще в институте себе какую-то цель и шли к ней кратчайшим путем. Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Как Вы пришли… про свой путь, как Вы решили приобрести эту специализацию, которую Вы имеете сегодня по офтальмологии.

(Екатерина Васильева)

‑ Изначально, я хотела быть ветеринарным врачом всю свою жизнь, с самого своего детства. Других мыслей не было никаких. Только эта профессия, больше – никакая. А сама специализация, то есть именно выбор, что я буду именно офтальмологом, она случилась со мной, наверное, где-то в процессе учебы в академии. Это – курс, может быть, третий-четвертый, когда на практике после учебы, на летней практике я познакомилась с доктором из Литвы, который показывал нам различные случаи клинической практики и рентгеновские снимки. Все, что приходило на прием, мы могли присутствовать и смотреть. И, офтальмология показалась мне настолько красивой и захватывающей, что уже невозможно было представить, что-то другое, что могло бы меня также увлекать, потому, что это очень красивые все наглядные патологии. Очень они все прямо цветами радуги переливаются. И, отказаться от такой красоты уже было никак. Поэтому, она прочно засела в моем сердце и больше уже некуда деться от нее. Я Вас не слышу.

(Марина Эйнгор)

‑ Извините. Вы с самого начала как-бы, когда, в какой момент это произошло? Когда закончили уже институт?

(Екатерина Васильева)

‑ Интерес к офтальмологии и такая мечта стать именно офтальмологом, то есть не просто доктором общей практики, а вот узким специалистом – он возник где-то вот на последних курсах обучения. Но, изначально, конечно мне и хотелось, и понятно было, что нужно пороху, так скажем, понюхать. И поработать в общей практике, понять, как это все, начиная от вакцинации, капельниц, заканчивая какой-то общей начальной базовой хирургией. Я никогда не хотела быть, например, там, травматологом или специалистом по остиосинтезу. Это – совсем не моя зона, так скажем, интересов и возиожностей, но в общей практике я проработала два года, как минимум. Еще после окончания института, ну, и там ассистентские какие-то помощнические смены еще во время учебы. Уже начиналась такая обычная общая практика. Поэтому, в общих чертах я представляю себе все виды ветеринарии. Но, специализация уже началась чуть позже. Я сначала еще поделала кастрации и вакцинации, капельницы. То есть, я примерно представляю себе и все остальное. Я опять Вас не слышу.

(Марина Эйнгор)

‑ Скажите, а вот я вижу из вашего опять же резюме, что Вы читаете лекции, преподаете. Как произошло, что вот Вы решили, что это нужно делать? С чего Вы начали? Наверняка, вначале это не очень хорошо получалось, как обычно любое дело, которое мы начинаем. И, почему Вы, несмотря на то, что, наверняка, поначалу это не очень хорошо получалось, продолжили это делать, и делаете это сегодня?

(Екатерина Васильева)

‑ Первая моя лекция состоялась в 2012-м году. Это было такое знаковое для меня событие. Потому, что до этого я присутствовала на многих конференциях и собраниях врачей, и, слушала только. А, записывала, слушала очень, скажем, проникалась авторитетом специалистов, стоящих у лекторского пульта. И, конечно, выйти первый раз самой и что-то рассказать, было очень страшно, волнительно. Я несколько месяцев готовилась к выступлению. Практически, меня чуть не заставили, в том смысле, что на конференцию попросили участников от нашей клиники, и мой руководитель сказала, что – это будешь ты. Подготовь материал, будь добра выступить, представить нашу клинику на мероприятии. Это была огромная ответственность. И, очень трудно первый раз встать, скажем так, из зрительного зала и перейти уже на ту сторону микрофона. Я очень волновалась, очень. Скорее всего, не тот был материал подан, как уж хотелось бы. Но, ничего. Дальше был период небольшого затишья, когда я не очень активно занималась вот такими вот делами, как посетить конференцию, прочитать что-то. Опять же, страх, скорее всего, неуверенность, волнение, и, «что-же я скажу?». Я же не такой уж, может быть, супер уникальный специалист и так далее. Но, постепенно, одно предложение какое-то возникло там: «Пожалуйста, прочитай там чего-нибудь, тут». И, я поняла, что, оказывается – это круто. Во-первых, стало лучше получаться, и я перестала волноваться, и беспокоиться, и получать определенное удовольствие от этих выступлений на публике, потому, что в этом что-то есть. А, когда ты стоишь и аудитория слушает, и у вас есть что-то общее и ты можешь пошутить, пообщаться, обсудить самое главное, то, о чем идет речь – офтальмологию. А также стали звонить, писать наши коллеги, с которыми я выступала и говорить: «Я был у Вас на лекции. Как быть с моим пациентом или примите моего пациента, я хочу его к Вам направить». То есть, такое прям, активность такая возникла, что вокруг моего имени создалось некое все-таки аура того, что я все-таки специалист. Я не просто сижу там на заменах, где-то там, а я все-таки что-то делаю. И, действительно, имеет смысл ко мне присылать больного. И, это будет сделано хорошо, и будет оказана помощь, и будет обратная связь. То есть, я обычно всем своим врачам, кто присылает мне больного, я отвечаю потом: «Вот ваш больной, вот у него там все было проведено, все хорошо, спасибо, что направили». То есть, возникла такая, как скажем, воронка, закручивается вокруг чего-то. То есть, люди стали направлять, общаться, коммуницировать, воспринимать, как человека, который может дать некий совет ценный. Это стало очень большой находкой. Захотелось еще больше общаться с людьми, что-то рассказывать, показывать, что мы такое, может, сделали интересное за время нашей работы. Поэтому, прямо одно удовольствие стало от выступлений. То есть, мало того, что уже ничего особо… не страшно, не волнуешься, общаешься с удовольствием, так еще и обратная связь присутствует, то есть люди направляют тебе больных, люди консультируются, советуются. Это очень приятно, и ты можешь чем-то помочь. Это – просто замечательно.

(Марина Эйнгор)

Ну, если в двух словах сказать… резюмировать то, что Вы сказали сейчас, то это, наверное, Вы начали получать моральное удовлетворение от того, что Вы делаете. И, чем больше Вы делали, тем лучше у Вас получалось, и, тем уверенность в своей работе, в своем профессионализме, да и сам профессионализм он же рос. Правильно я говорю?

(Екатерина Васильева)

‑ Да. Так и было.

(Марина Эйнгор)

‑ А как это отразилось на Вашем заработке?

(Екатерина Васильева)

‑ Учитывая, увеличившийся поток пациентов, и, опять же, советы коллег, что вот: «Идите к Васильевой, она, там, специалист. Вот вам бумага, направление» То есть, они, прям, приходят, в нем написана моя фамилия. То есть, не просто там, кто-то, а, именно вот «идите к этому врачу». Этих людей стало больше, естественно. То есть, они массу пациентов увеличили, их поток. То есть, операции разнообразные, которые там врачи доверяют провести мне, то есть, они были проведены мной. В связи с этим, естественно, объем пациентов, и объем их, соответственно, финансов, которые оплачивают мою работу, он возрос.

(Марина Эйнгор)

Угу. Очень интересно. Так, если мы сейчас срезюмируем все, что Вы сказали, то, что вот в начале получилось, может быть, у Вас случайно в результате дало свой результат как в Вашей известности среди коллег, так и среди своих пациентов. И, плюс еще выразилось в итоге в денежной какой-то… в денежный эквивалент. Правильно я понимаю?

(Екатерина Васильева)

‑ Именно так.

(Марина Эйнгор)

Действительно, с чем можно сравнить публичное выступление для многих? Наверное, с вырыванием зуба я бы вот сказала. Мы «любим» ходить на вырывание зубов, я не думаю, что у кого-то есть такое. Но, Вы в какой-то момент вот волевым решением, поначалу, во всяком случае, решили, что это важно, и стали этим заниматься. Правильно я понимаю?

(Екатерина Васильева)

‑ Да, потому, что у меня все-таки были такие амбиции, что я тоже хочу стоять, там, на этой сцене, и тоже чего-нибудь такое вещать, чтобы на меня смотрели также восторженно, как я сейчас на кого-то из лекторов кто выступает для меня и рассказывает что-то из своей работы. В общем-то, нужно слукавить и, если не сказать, что мне не хотелось, чтобы мой…

(Марина Эйнгор)

‑ Хотелось, конечно.

(Екатерина Васильева)

‑ …авторитет, моя персона, так скажем, могла дать, что-то интересное, чтобы аудитория меня слушала также заворожено, как я кого-то из своих любимых лекторов.

(Марина Эйнгор)

Что ж, я хотела задать такой вопрос: «Как Вы себя чувствуете сегодня, вот, в своей специализации и как профессионал»? Но, мне кажется, что это даже лишний вопрос, поскольку, это – очевидно, что Вы получаете удовольствие от своей работы. Я верно говорю?

(Екатерина Васильева)

‑ Абсолютно точно.

(Марина Эйнгор)

Вот, тогда я задам лучше другой вопрос. Поделитесь с нашими коллегами, у которых тоже есть амбиции, ну, может быть у которых и амбиции не очень высоки, но они так или иначе они тоже хотят больше зарабатывать. Может это – вновь «испеченные» профессионалы, может уже кто-то переквалифицируется. Ну, разные, у каждого свои ситуации. Что они должны сегодня сделать, чтобы начать зарабатывать больше? Ну, и, соответственно, у кого амбиции, может быть кто-то сегодня студент. Вот, дайте свои специальные, так сказать советы, как, вот, чтобы человек не терял время, а сделал самые важные… несколько самых важных вот таких поступков, что ли, шагов.

(Екатерина Васильева)

Привести небольшую модифицированную цитату из одного очень нашего известного российского хирурга Николая Николаевича Петрова. Он говорил так, что: «Если ты хочешь возвыситься над окружающими, то ты должен постоянно непрерывно расти, совершенствоваться, совершенствовать свой опыт и гуманное отношение к пациенту, и хирургическую технику». То есть, в общих чертах он сказал так очень емко и кратко, что нужно расти и совершенствоваться, все время ходить там, на учебу, на курсы, в руки, там, инструменты брать, тренировку рук осуществлять. Потому, что, руки, если мы говорим об офтальмологии, руки играют очень большую роль. Потому, что мало осмотра, когда мы глазами с Вами пользуемся. Еще хирургия – это ж огромная часть офтальмологии, микрохирургия. Поэтому, руками надо владеть очень хорошо. И гуманное отношение к пациенту, что очень важно, потому, что не все то… финансы, о чем стоит печься. Хоть это и очень важно. Но, все же в первую очередь мы с Вами – люди-врачи, которые очень должны любить того, с кем они взаимодействуют. Поэтому, если молодой начинающий специалист желает стать великим, хотя, ну, это, конечно, гротеск небольшой, то он должен очень… каждый день он должен трудиться над тем, чтобы улучшить свои знания, и быть в курсе всего, что происходит сейчас. То есть, это чтение всей литературы, которая доступна, в том числе зарубежной. Потому, что там очень много чего, российской – тоже, периодики, там, все. Тренировки ежедневно там, на том или ином материале, с которым вы работаете, на каких-то муляжах. Потому, что руки должны помнить. И лекторская работа, и какая-то работа, сейчас же соцсети, и вот разнообразные Инстаграммы, все вот эти стриммы. Я не знаю, это модное слово, я, может, не знаю, что это значит. Вот. Это все сейчас набирает такую огромную популярность, что нужно быть в курсе всего этого, и мочь и тут, и тут, и тут показать себя. Поэтому, начиная с себя, то есть что я должен тренироваться, учиться, не лениться, не закисать, так скажем, в старой информации какой-то, которая, там, может, уже устарела. И быть, все-таки человеком, скажем, относиться гуманно к питомцу и к владельцу, хоть это не всегда легко. Еще нужно постоянно себе, о себе как-то заявлять. Сейчас такое у нас время, что, где бы ты не высветился в Инстаграмме, там, или где, ты уже становишься на слуху. Поэтому, приходиться крутиться. Так просто уже не получиться сидеть где-то и пожинать какие-то там плоды. Уже нужно себя показывать миру через разнообразные возможности.

(Марина Эйнгор)

Да, то есть, порой делать, может быть, поначалу, волевое какое-то усилие. Но, потому, что без опыта конечно, это вот как Вам было тогда немножко «не по себе», да, начинать. Но, со временем это проходит. Приобретается опыт уверенность, шлифуются навыки. И вы уже начинаете потом получать удовольствие.

(Екатерина Васильева)

‑ Да сейчас…

(Марина Эйнгор)

‑ И, тем более, что это того стоит. В результате вы получаете известность, и получаете моральное удовлетворение от своей работы в результате.

(Екатерина Васильева)

‑ Да, безусловно.

(Марина Эйнгор)

Что ж, огромное спасибо, Екатерина. И, я надеюсь, что Вы придете к нам еще тоже, дадите… я уже приглашаю Вас дать ознакомительную лекцию для наших… для членов нашей ассоциации. И, не только для членов.

(Екатерина Васильева)

‑ Спасибо, Вам, большое.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо, Вам, за Ваши советы, за то, что Вы рассказали. Я думаю, что было всем интересно. Мне, безусловно, было интересно. До свидания.

(Екатерина Васильева)

‑ Огромное спасибо, за приглашение. Надеюсь, еще увидимся с Вами.

(Марина Эйнгор)

‑ Обязательно. Спасибо. До свидания, Екатерина. Всего хорошего. Успехов.

(Екатерина Васильева)

‑ Спасибо.

 


Поделитесь с друзьями этим материалом

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *