Ветврач стоматолог Юлия Савина в интервью для WAVM

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации Ветеринаров и микробиологов. Наша ассоциация помогает ветеринарам определиться со специализацией, способствует приобретению современных знаний. Также мы обучаем созданию внешней экспертности специалистов, чтобы нас знали работодатели, уважали коллеги и мы имели много благодарных клиентов, соответственно, хорошо зарабатывали. Сегодня мы встречаемся в интервью с ветврачом Савиной Юлией Дмитриевной. Она – владелица, главный ветеринарный врач-стоматолог, хирург ветеринарной клиники «Чеширский кот» в городе Москве.

(Юлия Савина)

‑ Здравствуйте!

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, Юлия! Когда я ознакомилась с вашим резюме, кстати говоря, я не успела сказать, что вы – также автор многочисленных научных печатных статей, научно-популярных изданий. Вы – участник многочисленных, как европейских конгрессов, так и российских, международных конгрессов и конференций. Вы – ведущий лектор последипломной образовательной организации «ВетСтом Школа». Докладчик на конференциях, и так далее, и тому подобное. У вас большой, так сказать, послужной интересный список резюме. Кроме того, на меня произвело впечатление, что когда я зашла на сайт вашей клиники, у вас не только на сайте, но и в вашем профиле в соцсетях и в других местах, везде я видела прекрасную красивую фотографию, не только вашу, ваших сотрудников, коллег. И мне стало совершенно очевидно, что вы – человек эффективный, по всем этим признакам. Но не буду забегать вперед, прежде всего хочу услышать от вас рассказ о себе. С чего вы начинали? Как вы продолжили и к чему сегодня пришли?

(Юлия Савина)

‑ А с какого момента, скажите пожалуйста, раз вы так говорите, с чего я начинала? Совсем с детства?

(Марина Эйнгор)

‑ Ну, может быть, с того момента, когда вы решили стать ветеринаром. Кратко вы нам скажите, как это произошло.

(Юлия Савина)

‑ Честно говоря, вот с пяти лет я хотела стать ветеринарным врачом. Да, у меня никогда не было каких-то других мыслей, что я стану кем-то другим. Непонятно, это почему произошло?! То есть у меня никогда ветеринарных врачей не было в роду и среди родственников. Никаких семейных…, ну, как обычно бывает, да, там папа, мама, то есть у меня не было никогда. Но вот почему так? И животных дома не было. Ну, вот просто любила животных, мне их не разрешали, правда, заводить почему-то. Но хотела. Сколько помню, с пяти лет и, собственно, не меняла никогда, других целей не ставила себе. Вот, у меня есть, правда, родственники — хирурги медицинские. Думали все, что я пойду туда же. Вот, но я не пошла по их стопам.

(Марина Эйнгор)

‑ А где учились?

(Юлия Савина)

‑ Я закончила Московскую академию Скрябина, как и многие. Собственно, сразу после школы я туда поступила. И в 1999-м году я ее закончила. Но дальше путь был, честно говоря, тернистый. То есть я там-сям работала, в клиниках — ассистентом, потом вообще ушла в Госветнадзор. Я работала на рынке два с половиной года. Ну, так сложилась жизнь. Потом, ну, в общем, много где работала. Потом, после того, как я ушла в декрет, я поняла, что надо возвращаться в лечебную деятельность. Собственно, я всегда этим хотела заниматься, но поняла, что рынок – это не мое и все такое. И пошла, уже, можно считать, взрослая, то есть мне было двадцать…, ну, под тридцать уже было лет, в клинику крупную ассистентом, потом сразу врачом и так далее уже продолжила. Что еще?

(Марина Эйнгор)

‑ И сегодня у вас своя клиника, верно?

(Юлия Савина)

‑ Да, нашей клинике два года будет в июле. Молодая совсем, да.

(Марина Эйнгор)

‑ И вы специалист, специализируетесь сегодня по стоматологии? Почему решили заниматься именно этой специализацией?

(Юлия Савина)

‑ Ну, я тоже не решала, честно говоря. Так за меня решили. Получилось так. Я работала в клинике «Центр», ну, собственно, туда я пришла. Это известная клиника в Москве, на Цветном Бульваре, да, там такая крупная. Многие с нее начинали. Можно сказать, кузница кадров всех, московских, по большей части. Вот, и когда я туда пришла, ну, я сначала работала ассистентом. Потом, когда уже мне сказали, что, давай будешь врачом, мне сказали: «Выбирай — или ты пойдешь терапевтом». Ну, терапевта работа – очень сложная, это самая сложная профессия, самая сложная специализация, на мой взгляд. Хороший терапевт – это самый востребованный врач. Вот, но, так как работа терапевта подразумевает работу суточную, не посуточную, а ночную, ночами. А я, ну, честно, не ночной человек вообще. Я ночами плохо соображаю. Или, говорят: «Пойдешь хирургом». Но, не просто хирургом, а вот, чтобы развивать стоматологию. Потому что тогда уже задумались, что нужно, наверное, что-то отдельно развивать. Это было очень давно, там, десять лет назад. Нужен им был врач, который будет все это на себя брать, всю эту стоматологию. Ну, я выбрала, собственно. То есть, я сама не выбирала. Так как мне не хотелось работать ночью, я туда пошла. Ну, и дальше уже втянулась, мне стало интересно. Но я понимала, что это непаханая ниша, конечно. То есть, я тогда еще понимала, что у меня есть в этом случае фора некая, потому что никто не занимался этим. И, собственно, когда начинаешь, сложно, безусловно, но зато эффективно потом. Потому что ты – первый. Ну, один из первых.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Хорошо! Скажите, насколько, вы считаете, важно выбрать специализацию и придерживаться какой-то области, в которой ты действительно лучший специалист?

(Юлия Савина)

‑ Ну, важно. Главное – правильно выбрать. И обычно это не сразу происходит. То есть мне иногда достаточно странно слышать, когда человек только заканчивает институт и сразу приходит и говорит: «Я хочу быть, там, не знаю, стоматологом. Или хочу быть кем-то». Но очень сложно определиться ‑ во-первых, а во-вторых — все равно должен быть у человека какой-то некий багаж, багаж опыта и знаний базы. Если у человека нет базы… То есть, я тоже, прежде, чем стать стоматологом, вот это все развивать, работала обычным хирургом общей практики, и оперировала все, все операции делала, вела прием, работала достаточно много. И потом только начала постепенно, постепенно уходить в стоматологию. Там, ну, позже туда ушла. И мне очень сильно помогали эти базовые знания. И если человек не имеет их, очень сложно специализироваться сразу. Наверное, можно, но это – сложно. Мне кажется, все равно, поработать на общем приеме — это очень полезно, если имеются ввиду клинические дисциплины. Я ничего не могу сказать про лаборатории и все такое. Я там никогда не работала. Но, опять же, на мой взгляд, не обязательно всем специализироваться. То есть, вот самый золотой, прекрасный человек, это человек — врач общей практики приема. Он не является специалистом. Но он хороший такой терапевт, он самый ценный. Он определит, что нужно отправить к специалисту. Если он не определит – у специалистов не будет работы. Кто же будет тогда отправлять, вот? Ну, а так, конечно, естественно, через какое-то время становится не очень интересно и человек должен понимать, куда ему, там, в офтальмологию, в хирургию, в ортопедию. Вот, но бывает, к сожалению, что люди не сразу определяются. Сначала там ‑ чуть-чуть, здесь ‑ чуть-чуть. Ну, не знаю, тоже, наверное, имеет место быть. Не все сразу могут, так вот – раз и решить, что им это интересно.

(Марина Эйнгор)

‑ Это понятно, что не все сразу. Конечно, это понятно. Но лучше, если человек более или менее пытается, во всяком случае, задает себе такой вопрос, к чему у него есть больше притяжение какое-то, что ли, симпатия? И я бы выделила вот из ваших слов, из того, что вы сказали, такую вещь, что, наверное, вот этот врач общей практики, терапевт по сути – это и есть тоже своя специализация.

(Юлия Савина)

‑ Да, в общем, да. Просто считается, что это — что-то такое, какое-то низшее звено. Уровень, тип: «Ты кто, терапевт? А, ну, ладно, а я вот, там, эндоскопист». Вот, поэтому, но на самом деле, хороший специалист такого уровня – он перевесит всех остальных, потому что он везде разбирается.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. То есть, все-таки это тоже важно – определиться со своей специализацией. Терапевт – это тоже специализация, по сути.

(Юлия Савина)

‑ Да. Потому что, мне кажется, не стоит считать каким-то унизительным, что ты – терапевт, и это значит, что тебе обязательно нужно стать хирургом. Ничего подобного, если ты – хороший врач, то и тебя будут ценить, и не важно, какая у тебя специализация. Главное, чтобы она была, и ты не метался туда-сюда.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Хорошо. Юля, у меня еще есть такой вопрос. Опять же, я сказала, что вы действительно и автор, и лектор, и у вас есть клиника. То есть, вы ведете довольно широкую такую работу, как в своей клинике, так и с другими людьми: обучаете, выступаете, создаете, скажет так, свое информационное пространство. Это то, что как раз мы и называем внешней экспертностью: чтобы вас знали, чтобы вас уважали, чтобы шли к вам, чтобы, собственно, выбирали вас. Когда у вас много клиентов – вы, соответственно, можете выбирать. И вы уже выбираете клиентов, и сколько они должны вам заплатить. Это верно, такое утверждение? Вы согласитесь со мной?

(Юлия Савина)

‑ Да, но я еще не достигла такого уровня, чтобы прям выбирать клиентов.

(Марина Эйнгор)

‑ Смотрите, для того, чтобы достигнуть, мы можем всегда к этому стремиться, увеличивать и улучшать. Но у вас уже это есть, вы уже это сделали. А улучшать мы можем бесконечно. Как бы, это такой процесс, нет предела совершенству –вы можете делать больше, лучше, выше и так далее. Главное, что вы уже что-то создали. Вы создали и теперь можете… Как говорится у нас в Израиле: «У вас граница – только небо». Поэтому я, с одной стороны, желаю вам успеха большого во всех ваших делах и начинаниях, это во-первых. А во-вторых, у меня, собственно, такой «шкурный» интерес, я хочу, чтобы вы поделились своим видением мира, скажем, с теми, кто сегодня считает, что нужно сосредотачиваться на сегодняшних делах: нужно побежать туда, нужно сделать вот это, ну, какие-то мелкие вещи. Ну, ездят иногда: может быть однажды, дважды в год на какую-нибудь конференцию, предположим. А не уделяют внимания своим, элементарно, там, фотографиям в соцсетях. Не умеют и считают, что это не нужно – представить себя в лучшем свете, показать свои достижения. То есть люди просто не уделяют внимания, считают, что это, в общем-то, это что-то внутреннее: мой коллега, там, знакомый, подруга меня знает, уважает и слава богу. Не работают над созданием, расширением своего, скажем так, информационного пространства. Скажите, как вы считаете, это важно для профессионалов, для наших коллег?

(Юлия Савина)

‑ Безусловно, важно, да. И мне кажется, просто, если кто-то не обращает на это внимания или не уделяет, то это — напрямую не зависит его благосостояние от этого. Вот и все. Когда оно напрямую зависит, то здесь не обращать внимания, не уделять внимание – невозможно, на мой взгляд. Иначе просто ничего не получится. Честно говоря, я не сама к этому пришла, но, наверное, частично, да, сама. Пришла и пошла обучаться. То есть, я не то, чтобы прям, сама научилась. Да, я ходила на некие обучения, на мастер-классы, ну, как они называются – семинары, тренинги по маркетингу, например, в ветеринарии, по созданию сайтов. То есть, этот сайт, допустим, я там обратилась к этим людям, потому что я знаю, что они сделают, потому что я знаю, как надо, мне рассказали. Вот, я поняла сразу, что сейчас все в интернете и, как бы, не понимать этого глупо. Ну, мне кажется, что сейчас все через интернет. Молодежь вообще без интернета не может, ну, и не только молодежь. И, естественно, внешний вид, он, как бы, поговорку никто не отменял, да, что «встречают по одежке» и она, собственно, теперь через интернет. То есть открыли сайт ‑ ничего не поняли, закрыли ‑ пошли на следующий. Поэтому, естественно, этому уделялось очень много внимания. Я не экономила, хотя, честно говоря, проблемы с финансами они всегда есть, но и я поняла, что на сайте, наверное, там не надо экономить, там и соцсети, это все ‑ специально были тоже, за определенные деньги фотограф сделал на сессии, чтобы получить профессиональные фотографии, которые везде выложила. Специально мы взяли собственную собаку, взяли своего кота, взяли своих детей, притащили всю семью и сделали эту фотосессию и так далее. Долго мы к этому готовились, и они до сих пор эти фотографии есть, и они до сих пор выручают. То есть, если где-то надо – сразу и, естественно, этому внимание уделять надо, но, просто, если ты являешься собственником бизнеса, то просто – бизнес не пойдет, если этому внимание не уделять, какой бы ни был специалист. Просто тебя никто не узнает. Но у меня, конечно, была определенная фора, когда я свою клинику создавала, естественно, я была известна. Потому что я много лет работала по специализации, у меня были клиенты. Как я потом узнала, я даже не знала, до этого я никогда не интересовалась, что там какие-то форумы есть, где владельцы сидят и общаются друг с другом, и там пишут. Я не знала даже этого, что там вот они друг другу передают: «Вот идите туда, идите сюда. Вот идите к этому». Топ-10 врачей у них есть. И как-то оказалось, что я там фигурирую. Cоответственно, сейчас продолжаю фигурировать, видимо. Просто, еще люди научили определенные, то есть ходили, опять же потратили деньги, чтобы тебе объяснили, какую нужно давать рекламу, где. Ну, я не скажу, что у меня сейчас прям все так идеально, совершенно нет. Вот, мы еще очень даже в пути, так как клиника молодая, очень много тут своих проблем, но со стоматологией – пока нет. Пока все хорошо. Мы ж не только стоматологические услуги оказываем.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. У вас клиника…

(Юлия Савина)

‑ Ну, обычная клиника, да.

(Марина Эйнгор)

‑ Если я подытожу то, что вы сказали, одним предложением, то это, наверное, такое будет утверждение, что человек, который хочет больше зарабатывать, иметь больше ресурсов в виде денег, денежных ресурсов, он должен уделить внимание созданию своего внешнего вида. И сегодня внешний наш вид, внешняя экспертность – она слагается из сайта, из того, что видят наши клиенты в наших соцсетях. Верно? В YouTube и так далее. То есть, фактически, сегодня это то, какой стороной мы поворачиваемся к клиенту, то, как они нас видят, и это напрямую оказывает влияние на наш доход. Верно?

(Юлия Савина)

‑ Безусловно! Но, опять же, мы еще подходили, когда клинику открывали, значит не только интернет. Понятно, люди посмотрели, позвонили, записались. Но и внешний вид клиники тоже очень… Ну, если приедете в клинику, то, соответственно, у нас очень, очень сильно уделено много внимания дизайну помещения. От вывески на внешней стене здания до внутреннего всего. Да, то есть сделан там ремонт. Ну, опять же, не такой, знаете, просто, что вот, мы там потратили, там, пять миллионов денег, чтобы, вот, круто было. Да, то есть не в плане, что он дорогой какой-то, но там дизайнерский такой, достаточно, ремонт, то есть продумано все у нас было с самого начала. Сделана такая вещь, как брендбук. Да, то есть мы сделали логотип, разработали фирменный стиль и фирменные цвета и, соответственно, в этих фирменных цветах сделано все, от сайта до, вот именно, стен клиники. Даже бейджики сотрудникам — тоже. Ну, вот все вместе. И, соответственно, клиенты… Но очень сделано необычно, нетипично, то есть у нас там нет кафельных стен, например, никаких в клинике, которые вызывают у людей какой-то дискомфорт, ассоциацию с чем-то лечебным и так далее. То есть у нас там панели, ну, моющиеся, понятно, но все равно, такое, более домашняя обстановка. У нас необычное помещение со сводчатым потолком, там, где холл, ну, то есть, тоже сделана кирпичная кладка, в общем, такое старинное здание. Вот, поэтому люди приходят и на это тоже обращают внимание и очень хвалят: «У вас необычно, у вас уютно, у вас не кажется клиникой, там, нет запаха». Это тоже важно, потому что можно открыть клинику и всю белыми плитками оклеить, навешать на стены плакаты. Я никогда не понимала, почему люди в клиниках вешают плакаты на стенах в приемных кабинетах, где какие-то расчлененные кошки, мышцы, собаки, сердце в разрезе, потому что людей это безумно пугает. Я всегда обращала на это внимание. Они и так нервничают, пришли и тут еще видят эту расчлененную кошку без кожи. Нам то это нормально, чего, мы посмотрим.

(Марина Эйнгор)

‑ Да.

(Юлия Савина)

‑ Соответственно, у нас этого ничего нет. Вот, если есть какие-то плакаты, они все висят в зоне, где нет посетителей. Врачи, хотите — смотрите и читайте там, в служебном помещении, а в кабинетах и в холле везде висят собачки, кошечки, еноты, цветочки. Все такое, чтобы не напрягать людей.

(Марина Эйнгор)

‑ На мой взгляд, очень интересно то, что вы рассказали, то есть вы посмотрели на себя со стороны ваших клиентов, не со стороны…

(Юлия Савина)

‑ Безусловно! Мы же эту клинику не для себя создаем, то есть опять же, такое некое заблуждение. Чтобы мне было удобно. Я офтальмолог, я вот там все делаю, я крутой врач, а всё остальное — неважно. Все равно люди эти принесли тебе деньги, и пока они будут, то они будут приносить, а если ты не будешь ничего делать, когда-нибудь они кончатся всё равно. Может быть, просто в некоторых ситуациях есть какая-то не очень большая конкуренция, поэтому кто-то пока не обращает на это внимания, но это до поры до времени. Конкуренция всё равно с каждым годом очень сильно возрастает и сейчас и стоматологов миллионы, и офтальмологов, и всех остальных. И с каждым годом это, прям, в геометрической прогрессии. Поэтому всё равно, или работать на сегмент эконом, когда просто людям все равно, как это выглядит — им главное подешевле. Но, опять же, кто хочет, кто-то выбирает такой путь. Мне этот путь не очень интересен. Просто у меня такая специализация, которая не подразумевает такой эконом-сегмент.

(Марина Эйнгор)

‑ Ну, понятно, у вас стоматологические услуги, наверное, это уже для тех, кто может себе позволить не только для себя, но и для своего любимого животного. А многие, наверное, …

(Юлия Савина)

‑ Да.

(Марина Эйнгор)

‑ Что ж, это очень ценно, я считаю, то, что вы сказали, ваш взгляд на вещи, на самом деле я тоже часто говорю, что все это важно. Наши клиенты — это люди эстетические и эстетика для них не чужда, а как раз наоборот — это… То есть, то, как вы выглядите, как выглядит ваша клиника — это все очень важно и это большой жирный плюс, и, может быть, даже не один в вашу сторону.

(Юлия Савина)

‑ Да.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо за то, что вы сказали, и еще у меня есть дополнительно вопрос. Хотелось бы услышать ваш специальный совет, ваши рекомендации для вновь создающихся клиник и, может быть, для наших коллег, которые только начинают свой путь, выбирают свою специализацию, думают, как им больше зарабатывать. Потому что не секрет, что уже студенты выходят, новоиспеченные студенты выходят еще с институтов и уже хотят, вот они говорят: «Я уже готов, платите и много». Так вот и клиники новые создаются, люди хотят. Так вот, что они должны сделать для того, чтобы, вот, их мечта исполнилась, скажем так?

(Юлия Савина)

‑ Не знаю, я не скажу, что я могу по поводу клиники и как это создавать, советовать, потому что все-таки не такой у меня большой еще опыт. У меня клиника-то еще молодая. И, на самом деле, я еще не скажу, что это успешное предприятие. Все это создавалось на кредитные деньги и так далее, то есть, мы пока еще не на том уровне, как мне кажется, чтобы давать какие-то советы. Есть, наверное, специалисты – люди, которые создали какие-то империи и успешные уже, больше, там, 10 лет. Может быть, они бы более какие-то советы дали правильные, чем я. Потому что ошибок тоже было наделано куча. И, как обычно, вроде все стараешься всех слушать, а всё равно их делаешь, и учишься на своих, к сожалению, поэтому… По поводу, что хотят зарабатывать после института, ну, не знаю, мне кажется, что после института зарабатывать сразу много нельзя. Потому что… Ну, я не знаю, после нашего института, по крайней мере. Потому что качество, к сожалению, образования, в России везде, не важно, какой это ВУЗ, к сожалению, очень низкое. Вот, и нужно работать, сначала нужно работать и просто определиться, пойти в клинику ассистентом. Желательно, вот абсолютно правильно делают люди, которые учатся и работают одновременно. То есть, чтобы не терять времени. Понятно, что, наверное, это тяжело, но мы так тоже делали. Вот, и в общем-то молодежь, когда тебе, наверное, там мало лет, и ты можешь… ты не обременен детьми, семьей и всем остальным, то и, соответственно, ты можешь потратить кучу времени не на то, чтобы в клубах где-то тусоваться, а на то, чтобы получать определенную практику. То есть, если человек работал одновременно с учебой, то он после института, там, через какое-то время сможет уже самостоятельно работать врачом. Если человек только закончил и нигде не работал, то, конечно, он будет ещё в ассистентах достаточно долго. Его в какое-то приличное место, скажем так, нормальное, его вряд ли возьмут. Потому что у него нет знаний практических никаких, одни теоретические. А дальше нужно просто работать, не думать, что на тебя сразу свалится манна небесная, то есть этого ждать не стоит. Дальше всё зависит от человека, от его целей, не знаю, просто работать качественно, хорошо, повышать свой уровень, ездить на конференции, опять же, не знаю, за границу, если есть возможность. Сейчас учить английский. Вот, к сожалению, у меня, ну, у нас — вообще с английским плохо, его никто не не знает. Хотя молодежь, хоть, слава богу, есть с английским, но не так много. Вот, и, соответственно, ездить за рубеж на конференции. Понятно, что это тоже стоит кучу денег. Но в свое образование надо вкладывать. Если я посчитаю, сколько я вложила в свое образование денег, именно лично своих. То есть, в принципе, в мое образование практически не вкладывал никто. Бывает, что ждут, что работодатель оплатит вам какую-то там стажировку, обучение. Ну, можно так договориться. Но работодатель тогда будет, конечно, ждать от вас неких за это, ну, не знаю, как сказать, ответа. То есть, он, например, вам оплачивает стажировку, вы при этом, там, пять лет работаете на него и не можете никуда уйти. Ну, вот так. Ну, или еще что-то. Но никто не будет просто так вкладывать деньги в человека, без ответа. То есть, тогда имейте в виду, что у вас будут какие-то условия. Вот, если вы на свои деньги это делаете, то имейте в виду, что нужно будет потратить энное количество времени и денег. И, наверное, это будет, ну, жалко их потратить на обучение, лучше, там, не знаю, что-то купить, поехать отдохнуть. Но иногда в ущерб этому, к сожалению, вот так. Зато потом, ну, оно само не получается никак. Никто сам вот так вот – раз и звездой не стал. К сожалению, не бывает такого. Ну, я не знаю еще что. По поводу клиники, ну, тут нужно в первую очередь, прежде, чем открывать, понимать, что ты хочешь. На какую целевую аудиторию ты рассчитываешь, какие у тебя, там, есть финансы, возможность. То есть эта клиника ‑ кабинет маленький, или эта – там, центр ветеринарный, вот, может быть. Ну, я всегда вот только один совет даю, что если вы открываете клинику – не открывайте ее с кем-то, открывайте сами. Вот это — огромнейшая проблема очень у многих, когда открывают с другом, с подругой, с коллегой, или с одним, или с двумя. И потом, через несколько лет, когда клиника начинает приносить доход, я так понимаю, это не именно клиника, это вообще любой бизнес. Начинают ссориться, ругаться, делить бизнес, пилить его. И вот это вот все… у меня очень много примеров в ветеринарных клиниках, когда кончалось это вообще продажей бизнеса и в итоге — ничем хорошим. Вот, поэтому лучше или сразу расписать эти условия партнерства, ну, как-то юридически настолько грамотно, чтоб потом не было каких-то проблем, что вы так решили, вот так, вот так делите эту прибыль, вот то-то делает этот, то-то – этот. Вот, а если просто договорились на словах, открыли, то это точно будет потом большая-большая проблема. Поэтому здесь у меня было однозначно мнение, что мы взяли деньги в банке, но мы сделали это сами, без помощи.

(Марина Эйнгор)

‑ Интересно, Юлия. У меня есть еще маленький вопрос, как к женщине, матери, человеку не только с бизнесом, но и с семьей. И, я думаю, что у вас есть чему поучиться. Вернее сказать, несмотря на то, что у вас есть семья, вы достигли таких успехов, а как раз наоборот, наверное, благодаря тому, что у вас есть семья, которая вас поддерживает, скорее всего. Расскажите, как Вы сочетаете счастливую семейную жизнь с работой, несмотря на то, что у вас довольно большая занятость, как я предполагаю?

(Юлия Савина)

‑ Да, занятость большая. Но мой муж, собственно, он, имеет отношение к ветеринарии, сейчас имеет. То есть, он не ветеринарный врач вообще, он экономист. Но его сестра ‑ ветеринарный врач, родная. И, собственно, с ней мы работали вместе в клинике «Центр». Она там работала в УЗИ-диагностике, а я в хирургии. Мы никогда не были, прям, друзьями. Но просто так вот сложилось, что она меня с ним познакомила, вот и получилась семья. У меня второй муж, не первый. Первый тоже к ветеринарии никакого отношения не имел. И сестра мужа, она живет в Новой Зеландии, уже много лет, десять лет. То есть она давно уехала туда и тоже там работает врачом. То есть муж к ветеринарии… всегда это все слышал, видел и так далее, то есть, у сестры. Так как она очень тоже активный человек. Здесь тоже всегда занималась всякими выступлениями, конференциями и так далее. Ну, как бы жили нормально, когда я работала просто в клинике «Центр». Но, соответственно, у меня такой занятости не было, как сейчас. А потом, честно говоря, я благодарна своему мужу, что он поддержал эту безумную идею открыть эту клинику. Честно говоря, никогда не планировала открывать клинику. У меня не было такой мечты ‑ открыть клинику свою. Никогда. И даже, когда спрашивали, я говорила: «Нет, не знаю, это такая ответственность». Я понимала приблизительно, что это такое. Вот, но никогда не было. И тут… Я вообще человек достаточно спонтанный, честно говоря. Вот так могу взять что-то… Так получилось, что на это повлияли другие люди. Были на конференции в Нижнем Новгороде и там коллеги… мы сидели в приватной обстановке, общались. Они спросили: «Ну, а ты почему клинику-то не открываешь, вообще? Ты же вот уже специалист, тебя все знают. Открой стоматологическую». Я говорю: «Ну, и как это выглядеть будет». Они говорят: «Ну, вот так вот, вот так вот. Давай, вот, открывай». Ну, честно говоря, мне запало это как-то вот в мозги. Я приехала и вот, это было в декабре где то, или в конце ноября, или в начале декабря, я сейчас не помню, и в апреле мы уже открыли клинику. Ну, не в апреле открыли, в апреле мы уже начали ремонт. Открыли в июле. Ну, достаточно быстро, соответственно, муж поддержал. Сначала говорил: «Нет, ты что, это же очень сложно». Ну, потом понял, видимо, что меня не остановить и поддержал. И, соответственно, он никогда не занимался вместе со мной ничем. Но когда мы открыли… начали вот, об этом думать, он полностью ушел в этот бизнес. То есть, он сейчас является генеральным директором клиники, ну, вообще, вот, там, нашего предприятия. И бухгалтером, ну, занимается всеми этими организационными вопросами. Соответственно, без него я бы тоже, конечно, не смогла бы этим заниматься. То есть пришлось бы кого-то нанимать со стороны, потому что это очень важно, все эти финансовые вопросы. А так как у нас еще, на самом деле, до клиники был проект — интернет-магазин такой, интернет-магазин «Ветстом», он собственно и сейчас есть. В 2015-м году мы его организовали. Соответственно, то есть, муж тогда еще этим начал заниматься, так как мы продаем оборудование, инструменты, все, что касается стоматологии. И сейчас он уже является экспертом, на мой взгляд, в инструментах и во всем остальном. То есть, он влился в это во все очень сильно. Поэтому, конечно без поддержки его и семьи — ничего бы не было, сложно очень. Ну, дети, да, они знают, что у нас клиника, и что мы там лечим животных. Честно говоря, пока, вот, к сожалению, не хотят стать ветеринарными врачами. Ни одна, у меня две дочки. И одна, старшая, вообще даже слышать ничего не хочет, потому что она собирается в театральный институт. А младшая пока еще не определилась. Ну посмотрим, чем кончится.

(Марина Эйнгор)

‑ Очень интересно. Очень интересный ваш рассказ. Насколько я понимаю, на сегодняшний день, уже давно ваш муж является, так сказать, соратником по «борьбе».

(Юлия Савина)

‑ Да. Он уже просто, я же говорю, ему уже осталось только закончить институт и прием вести. Вот, еще чуть-чуть.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Юлия, я благодарю вас за это интересное интервью. Оно очень познавательное и эмоциональное, довольно-таки. От вас идет очень такая светлая положительная энергия. Чувствуется, что вы занимаетесь тем, что вы любите и у вас это получается. Несмотря на то, что вы немного говорите о том, что, мол: «Я может быть, не так, может быть, не то». Но, я уверена, что у вас еще, вы убедитесь, что… во всяком случае я вам этого желаю, что это именно то, и именно так, как вы делаете. А ошибки, они бывают у всех. Как же без ошибок? Главное, что вы идете и делаете, а не ждете и не раздумываете годами: «А может быть – так, а может быть ‑ этак». В результате — вы довольно успешны. Результат уже на лицо. Благодарю вас и хочу пригласить вас дать нам ознакомительную, может быть, лекцию, и, может быть, что-то небольшое. Вот как раз именно по этой специализации. Вы сказали, что вы набили много шишек с открытием клиники.

(Юлия Савина)

‑ Да.

(Марина Эйнгор)

— И многому научило то, что вот этот опыт очень полезен, может быть, для многих людей, которые сегодня еще не открыли клиники, но хотели бы это сделать. Если бы вы поделились своим опытом, как вы прошли этот путь, длинный он был или короткий. Откуда пришла мысль — мы уже поняли. Что было за этим и какие были ошибки, может быть, если вы ими поделитесь и дадите несколько советов людям, вот, которые находятся сегодня в том положении, в котором когда-то были вы – это было бы очень ценно.

(Юлия Савина)

‑Ну, я попробую.

(Марина Эйнгор)

‑ Мы с вами об этом поговорим и, я надеюсь, что вы согласитесь рассказать нам о себе больше. А сегодня — еще раз благодарю. Было очень интересно. Желаю вам успеха, как в ваших делах, работе вашей клиники, так и взаимопонимания, любви и благополучия в вашей семье.

(Юлия Савина)

‑ Спасибо большое! Спасибо за приглашение!

(Марина Эйнгор)

‑ Всего вам самого хорошего! Спасибо!

Комментарии для сайта Cackle