WAWM

World Association Veterinarians and Microbiologists

Международная Ассоциация Ветеринаров и Микробиологов

Иван Макаров ветеринарный хирург-стоматолог

Поделитесь с друзьями этим материалом

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации ветеринаров и микробиологов. Мы помогаем нашим коллегам определиться со специализацией, с приобретением современных знаний, а также обучаем продвижению их внешней экспертности, чтобы их узнавали работодатели, уважали коллеги, и они имели много благодарных клиентов, и, соответственно ‑ хорошо зарабатывали.

Что ж, сегодня у нас в гостях — Иван Макаров. У нас, собственно, уже были хирурги: Андрей Мезин, который специализируется в пластической реконструктивной хирургии, также был Илья Вилковыский со специализацией в онкологии абдоминальной и торакальной хирургии. А сегодня мы встречаемся с Иваном Макаровым. Его специализация ‑ стоматология.

Здравствуйте, Иван!

(Иван Макаров)

‑ Здравствуйте! Мне нужно представляться, я так полагаю?

(Марина Эйнгор)

‑ Вы знаете, у меня как раз вот по этому поводу первый вопрос: «Расскажите нам, пожалуйста, о своем пути. Расскажите о себе. Расскажите, какой путь Вы проделали в своей профессии, специализации. С чего Вы начали и к чему Вы пришли сегодня?»

(Иван Макаров)

‑ Здравствуйте, коллеги! Я – Иван Макаров, кандидат ветеринарных наук, президент… уже президент, член Европейского Ветеринарного Стоматологического Общества, руководитель отделения стоматологи и челюстно-лицевой хирургии ИВЦ МВА, главный врач ветеринарной клиники «Джунгли». Свои, так скажем, свои мысли связал я со стоматологией еще в 2003-м году. Когда я начал задумываться о том, что в принципе о стоматологии на тот момент даже особо не было и слышно — ветеринарной стоматологии. То есть, чтобы найти даже на интернет-площадках, учитывая то, что в то время не особо активно пользовались, было сложно. Но, понимание того, что это… что у животных есть также эти проблемы, да, и то, что их нужно лечить, их нужно выявлять привело меня к этому. Там, в 2004-м году я написал первый доклад на студенческой ветеринарной…. студенческой ветеринарной, наверное, это все-таки конференция была в Ветеринарной академии по пульпитам. И начал уже делать какие-то протезирования первые с 2005-го года. Но, момент такой, что все, когда начинают стоматологией заниматься, все, так скажем, все сразу себе представляют протезированные зубы, брекеты и многое, многое другое. Дело в том, что, наоборот, такие вещи делаются не так часто в ветеринарной стоматологии, но, так скажем, заболевания, которые мы лечим и с которыми мы сталкиваемся в повседневной нашей практике. Это, пародонтиты, зубной камень, воспаления различного характера ротовой полости, образования, по статистике зарубежных авторов, 80-90 % животных в течение своей жизни имеют данные заболевания. То есть, это наиболее часто встречаемые заболевания, в принципе. И основная проблема в том, что, так скажем, об этом мало кто знает. И основная проблема связана с тем, что стоматология не особо развита сама по себе. Вот, а практически, придя на прием к общепрофильному врачу, да, ветеринарному врачу терапевту можно выявить от 80-90 % животных, которые находятся у нее на приеме, все эти патологии. И даже сейчас Международная Ассоциация WSAVA образовала, так скажем, такой проект — Dental Guidelines, связанный с тем, что Анна Немец — она ездит по различным странам, и проводит какие-то лекции для врачей, в первую очередь для врачей общей практики. Это связано с тем, что было признано — ветеринарная стоматология должна…, нуждается, нужно уделять больше внимания ветеринарной стоматологии. Так как, действительно, очень много патологий, связанных с ротовой полостью, которую надо лечить, и просто на приеме могут не выявить или начать лечить неправильно. То есть, даже за рубежом, хотя у них давно это, в принципе, развито и давно люди этим занимаются, врачи достаточно серьезно. Делают такие периодически вбросы информационные, и организуют бесплатные что-то наподобие коротких мастер-классов, как коротких, лекционных дней, короткие лекционные дни. Соответственно, в нашей ситуации сложившейся уже нельзя сказать, как раньше, там, вот стоматология, она у нас только развивается. Нет, у нас очень много хороших докторов-стоматологов, которые сами развиваются, сами что-то развивают, да, там, периодически какие-то лекции устраивают, мастер-классы. Это очень хорошо, но надо работать больше. Надо популяризировать ветеринарную стоматологию и если, допустим, взять, так скажем, за рубежом, ну, в первую очередь, можно сказать, что мать ветеринарной стоматологии – это США, Америка. То есть, насколько я помню, в семьдесят шестом году они отдельно выделили все дисциплины хирургии, как ветеринарной стомотологии и, так скажем, было признак то, что это не один из, как у нас сейчас в России, один из разделов ветеринарной хирургии, а это именно отдельная дисциплина ‑ ветеринарная стоматология. Образовали колледж и, соответственно, дальше начали работать. Вот, ну, мы отстаем, да, так на приличное количество лет, но мы очень быстро догоняем. Это очень здорово, это очень хорошо. Мы, так скажем, работаем со всеми, и сейчас, там, нету, мне кажется, ни одного ветеринарного врача, который не знает, что есть ветеринарная стоматология, да, и что есть какие-то проблемы. Уже что там – это, да, это не все понимают и, как бы, мы будем популяризировать это все. Но уже это…так скажем, уже этими моментами не удивишь, да, человека. Потому, что, да, информация уже какая-то есть, можно найти в интернете, русскоязычная информация.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно, интересно. Скажите, существует такое мнение, общепринятое, что человеческие стоматологи хорошо зарабатывают. Что Вы можете сказать о стоматологии в ветеринарии? Это также хорошо оплачивается по отношению к другим специализациям, или имеет больше значение, именно, что в принципе есть специализация по отношению к ветврачам общей практики? То есть, о каких, как бы, вот, таких относительных величинах можно говорить?

(Иван Макаров)

‑ Я понял. По поводу зарабатывания хороших денег в медицине, да, стоматологами. Это тоже относительно спорный вопрос, почему? Потому что я очень много курсов проходил медицинских, да, и, в принципе, также и у нас в ветеринарии, то есть тот человек, который развивается, тот человек, который вкладывает в себя, да, соответственно, он пожинает какие-то плоды, то есть, как специалист. И, да, он может и мастер-классы устраивать, у него и клиентов много, он в каком-то хорошем месте работает, там в клинике, у которой большие возможности. То же самое и в ветеринарии. Если ты развиваешься, то, естественно, ты можешь… у тебя там растет спектр услуг, у тебя и клиентура растет, растет к тебе доверие специалистов ветеринарных, которые к тебе направляют, да. И, соответственно, тоже есть такой момент, как – «мир слухами полнится», там «сарафанное» радио. То есть, клиенты тоже слушают, и, услышав, передают из рук в руки, смотрят какую-то информацию в интернете, и уже выбирают, к какому врачу они пойдут. Безусловно, ветеринарные врачи, ну, по крайней мере за рубежом, получают очень хорошо и тем более в Америке. Там другие прайсы и, как я посмотрел, если сравнивать с нашими, то примерно в десять раз прайс выше, чем в России. Вот в чем дело. То есть, в десять раз – это прилично, несмотря на то, что, ну, …несмотря на то, что, в принципе, курсы у нас до недавнего времени были более-менее. То есть, до, так скажем, кризиса, получается цены были в пять раз выше. Значит и момент такой, момент такой, что сейчас требуется везде специализация. То есть, нельзя сказать, что … нельзя никоим образом умалять труд, там, ветеринарных врачей-терапевтов или общей практики, это достаточно тяжелый труд, да. Но сейчас больше идет спрос на специалиста, который профилируется, вот в каком-то определенном… в определенной области, но знает эту область очень хорошо. И, по сути, как за рубежом врачи-терапевты называют, доктор интернальной медицины. То есть, также человек по терапии должен знать – кого, куда что направить, к кому направить кого, да. Но и свою область он знает очень хорошо, то есть может быть, не так знает хорошо, как у нас врачи, там, за рубежом, у нас здесь в России, но, за рубежом, да, он, вот, свои какие-то моменты он очень хорошо знает, и он знает то, когда нужно определить какие-то ситуации и направить к другому врачу. Но сейчас у нас просто, в России терапевт, к сожалению, он не настолько востребован и не настолько хорошо оплачиваемый. Врач-специалист – всегда хорошо оплачивается и будет оплачиваться. Поэтому, просто стоит выбирать ту область, которая наиболее интересна. Работать в ней, развиваться. И, я думаю, будут какие-то дальнейшие плоды. И, к сожалению, ну, допустим, у меня был всегда подход такой, я, так скажем, не думал, может быть это плохо. То есть я не думал вначале о деньгах. Я думал, в первую очередь, как врач, чтобы развиться, да, стать специалистом, может быть, там, самоутвердиться, но понимать, что я знаю это хорошо. И, соответственно, я могу что-то сделать или что-то, допустим, наоборот, что-то – не могу сделать и не стоит делать. Вот, поэтому, развиваешься и потом уже, через какое-то время, когда достигаешь очередного определенного уровня, потому что вся жизнь наша – это учеба. И начинаешь уже получать плоды. Иногда это бывает неожиданно, иногда, наоборот, ты к этому идешь целенаправленно, да. Достигнув какого-то уровня и, соответственно, получаешь ту же зарплату, тех же клиентов. У меня все, по этому вопросу.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо, Иван! Я согласна с тем, что вы сказали. Единственное, что, может быть, от себя добавлю, что наука успеха в ветеринарии — она тоже актуальна, правильно?

(Иван Макаров)

‑ Конечно!

(Марина Эйнгор)

‑ И, … да, и, тем более, что молодые наши коллеги, они уже хотят сегодня получать зарплаты высокие, не хотят ждать, когда, когда-нибудь потом они…

(Иван Макаров)

‑ Это одновременно хорошо и плохо. Почему, потому что, когда приходит, допустим, к нам в клинику ассистент, или начинающий врач, который еще не может нормально вести прием, что-то он не знает, но он хочет получить здесь и сейчас. Я могу понять такого человека. Но, когда человек понимает, что он здесь и сейчас это не получит, потому что надо трудиться, нужно работать. А больше… наверное, большая часть все-таки уходит, в какую-то, не то, что ветеринарию, а просто в какую-то другую область. Где-то пытается себя найти, потому что в ветеринарии, как и, ну, наверное, в медицине, самое сложное – это начать, то есть стать уже нормальным врачом, то есть, это – два, три, пять лет, да, когда не получается достигать какого-то уровня финансового. Потому что ты еще учишься и пока тебя не могут рассматривать, так скажем, на серьезную позицию. Это самое сложное для, вот допустим, бывших студентов, тот, кто закончил недавно. И большой отток людей идет в другие области, где люди могут зарабатывать здесь и сейчас. Но дело в том, что они здесь и сейчас могут зарабатывать эту сумму и, скорее всего, лет через десять они будут получать столько же. А тут, если ты, так скажем, пройдешь тяготы и невзгоды, и в дальнейшем можно получить гораздо больше.

(Марина Эйнгор)

‑ Да, с одной стороны. Но, с другой стороны, если вы… человек выберет… ну, просто по логике вещей, если человек выберет специализацию, и он начнет, вот, целенаправленно, так сказать, идти, вот, в этом каком-то конкретном вопросе, а не по всем вопросам, то, наверное, будет все-таки легче, в какой-то степени, сконцентрироваться на одной цели. И это позволит повысить свою квалификацию гораздо быстрее, если сконцентрироваться на чем-то одном.

(Иван Макаров)

‑ Совершенно верно, совершенно верно. Просто сейчас очень хорошие идут проекты, связанные с Московской ветеринарной академией и, дело в том, что у студентов есть возможность еще будучи там, на втором, третьем, четвертом курсе ознакомиться со специализациями. И есть, там, всевозможные программы, когда они приходят на те же стажировки, когда они выбирают иногда отделение, которое им понравилось. Они могут посмотреть, как там работают изнутри и для себя потом в дальнейшем отметить, пойдут они в эту именно область или нет. И те, кто остается, к пятому курсу они становятся действительно на хорошем уровне, ну, так можно сказать, профессионалами, наверное. Почему? Потому, что… почему, наверное, потому что, понятно, человек, который закончил — все-равно ему нужно, еще учиться, работать, практики. Но по крайней мере он знает, как работает, он видел патологии, что-то, может быть, он даже делал руками. Ему давали руками делать, это очень большой плюс. Потому что раньше нередко было, была такая проблема, когда человек заканчивает и он даже шприц в руках не держал, да, то есть не знает, как инъекции внутримышечные делать. А тут он заканчивает, он уже знает область, в которой ему хочется работать. Это, конечно, безусловный плюс.

(Марина Эйнгор)

‑ Ну, что ж тут скажешь, конечно, Московская ветеринарная академия – это совершенно замечательное место, в котором я, кстати говоря, я тоже училась. Я закончила Московскую ветеринарную академию. Я рада, что она действительно так продвинулась. Но Россия – это не только Москва. Это гораздо шире…

(Иван Макаров)

‑ Согласен, согласен. И я разговаривал, я извиняюсь… я просто разговаривал и с другими учреждениями, и они параллельно тоже разрабатывают свои проекты. Там Санкт-Петербургская академия, по-моему, Белгородская. Очень много туда и оборудования закупили, и пытаются так, чтобы студенты начинали работать именно с передовыми технологиями. В общем, конечно, пока если взять по России, ну, да там может в каких-то других местах, в других регионах, может, не так будет это и востребовано. Но это может быть связано с тем, что и, в принципе, люди не приходят на какие-то процедуры. То есть может быть, осталось такое мнение, что, ну, животное заболело, ну, может быть пройдет через какое-то время. Ну, вот. Но, вы видите, как развивается наука, как потихоньку приобретается клиниками и учреждениями оборудование. Взять, допустим, Сибирь, там очень мощная, сейчас, мне кажется, хирурги такого хорошего уровня, да. И если раньше были, там, пятнадцать назад нельзя было подумать, что настолько все разовьется. И прошло буквально каких-то пятнадцать лет, то есть, это достаточно небольшой отрезок временной, пятнадцать лет, для нас это много. А вот в плане того, что развилась там целая сеть клиник и разных, причем, с хорошим персоналом, с хорошим оборудованием. Это очень хорошо, это быстро получилось.

(Марина Эйнгор)

‑ Что ж, у меня еще есть для вас один вопрос: «Какой Ваш совет нашим коллегам, имеющим амбиции и желание тоже иметь высокие заработки? Что они должны сделать прямо сегодня, начать делать сегодня?»

(Иван Макаров)

‑ Ну, во-первых — определиться со специализацией, с областью интересов. И дело в том, что, когда я сам определялся, то есть у меня были еще, так скажем, моя любовь — я лечил еще и лошадей. И, развивался в этой области, и на стажировки за рубеж тоже ездил, и на конгрессы международные также ездил. Но момент такой, что не получается совмещать те вещи, которые вроде бы тебе, там, не знаю, травматология нравится, да, там, допустим, ну, грубо говоря, дерматология нравится, офтальмология нравится. Не получается это все… не получится это все совместить. Можно, конечно, развиваться в этих областях, но будешь, может быть, крепкого такого, хорошего уровня, но не, так скажем, не очень высокого, потому что просто не будет хватать времени. И чем быстрее человек просто для себя решит — в какой области он будет развиваться, если какую он хочет взять именно, вот, скажем, специализацию, тем лучше. Выбирайте специализацию, начинайте работать, начинайте, может быть, узнавать, какие в данном направлении есть серьезные научные центры международные, да, выезжайте, обучайтесь, знакомьтесь – это очень интересно. Потому что со многими коллегами, с докторами и вот… ну, у нас ветеринария, наша профессия — она такая очень, достаточно уникальна, потому что, выезжая за рубеж, знакомясь с новыми докторами всегда… и, встречаясь там, допустим, также с людьми, которые приехали на стажировку, как абсюрверы со стажировкой и у них какие-то курсы там проходят. Мы знакомимся и все друг друга рады видеть, все друг друга приглашают, там, в Иран, в Испанию, в Англию, в Китай и, там, в Австралию. Потому что, вот, ко мне коллега недавно из Австралии приезжал. Мы встречались, пообщались и все ему показали. Это очень здорово, это очень интересно.

(Марина Эйнгор)

‑ Да, я совершенно с Вами согласна. Мы… у нас с вами прекрасная профессия. И бывает порой жаль людей, которые, не найдя себя в ветеринарии, уходят в другие области, начинают снова учиться. Заканчивают еще один институт, еще один институт. Поэтому, вот, и задумка вот этих интервью в том, чтобы показать нашим коллегам, что у них большой выбор, чем заняться. И они, действительно, в силах выбрать именно то, что им по душе. Выбрать, и начать идти своей правильной дорогой , скажем, по своей специализации.

(Иван Макаров)

‑ И хотелось бы, извиняюсь, добавить, что нам сейчас, вот, в наш век коммуникативный, век высоких технологий, когда можно общаться с людьми и с коллегами, которые находятся в других странах, на другом конце земного шара. Очень удобно, можно получить максимально информации, не так, скажем, сложно как раньше и можно также себя развивать через сеть Интернет, также персонально, да, там, не знаю, сайт свой и все остальное. Я вот сайт, по-моему, в 2010-м году первый просто сделал свой сайт, один из первых, да. И там есть какая-то информация, она не так часто обновляется, но тем не менее, есть у нас примеры некоторых коллег, которые очень активно в интернете работают. И видны результаты, то есть, не стоит это упускать из виду, то есть, когда развиваетесь, обязательно должен быть какой-то вброс информационный в интернет. Без этого уже никуда.

(Марина Эйнгор)

‑ Отлично. Я рада, что вы это сказали, это очень важно. Потому что известность, я тоже не устаю повторять, что это важно, чтобы нас знали, чтобы могли увидеть нас, услышать. И важно иметь выход, как в интернет, и, так и, естественно, через блоги, через соцсети, использовать все возможные способы о том, чтобы заявить о себе в этом мире. И важно также научиться делать это, уметь разговаривать на публику. Давать какую-то информацию, как для своих коллег, так и для своих клиентов. Так вот, я, используя наше, вот, сегодняшнее интервью, Иван, хочу пригласить вас дать нашим коллегам ознакомительную лекцию, для того, чтобы люди, которые хотят, может быть, разобраться в специализации, те, кто не находится в Москве или там в других, вот, таких уже более продвинутых местах, могли тоже понять для себя, насколько им важна и подходит вот эта специализация в стоматологии. Что скажете?

(Иван Макаров)

‑ Ну, я думаю, это хороший способ, так скажем, донести информацию до людей, да, и, может быть, даже если они не выберут ветеринарную стоматологию, то в этой области они будут знать чуть больше и на приеме уже обращать внимание на какие-то моменты, на какие-то патологии, выявлять их. И, либо самим, так скажем, начинать лечение, если это возможно в их условиях социальных, либо направлять к ветеринарному врачу-стоматологу.

(Марина Эйнгор)

‑ Что ж, спасибо большое за это интервью, и жду на…вас на следующих, так сказать, ознакомительных лекциях.

(Иван Макаров)

‑ Спасибо большое за приглашение!

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо.

(Марина Эйнгор)

‑ До свидания, Иван. Всего самого хорошего!

(Иван Макаров)

‑ Всего хорошего! До свидания! Всего доброго!


Поделитесь с друзьями этим материалом

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *