Ветврач-кардиолог и УЗД Дина Матвеева

(Марина Эйнгор)

‑ Здравствуйте, дорогие друзья! С вами Эйнгор Марина Алексеевна ‑ президент Международной Ассоциации Ветеринаров и микробиологов. Наша ассоциация помогает с приобретением современных знаний ветеринарам, также, мы помогаем определиться со специализацией и созданию внешней экспертности специалистов, чтобы нас знали работодатели, уважали коллеги, и мы имели много благодарных клиентов, соответственно, хорошо зарабатывали. Сегодня у нас в гостях Дина Матвеева. Она ветеринарный врач. В свое время, в 2007 году закончила Российский университет дружбы народов. И, сегодня работает в ветклинике «Белладонна» города Москвы. Она кардиолог и врач ультразвуковой диагностики. Здравствуйте, Дина!

(Дина Матвеева)

‑ Здравствуйте! Ну, Вы меня уже представили. Наверное, представляться не обязательно полностью.

(Марина Эйнгор)

‑ Вот как раз у меня в связи с этим первый вопрос: «Расскажите о том, как Вы учились. Ваш путь в профессии. С чего Вы начинали? К чему пришли?»

(Дина Матвеева)

‑ Ну… путь в профессии. Связь немного притормаживает поэтому извините, если будут накладки небольшие голоса. Училась, как все в РУДНе, в основном шесть лет. Первый год у нас – это был год у нас иностранных языков только. И, с последующим их закреплением в течении следующих пяти лет уже плюс основная программа. То есть, на выходе получаешь два диплома – ветеринарный врач и переводчик с какого-то иностранного языка. У меня, в данном случае, немецкий. Вот, так что, вот такую возможность предоставляет РУДН. С первого курса, значит, один из друзей сказал, что: «Давай-ка, пойдем уже в клинику, посмотрим вообще, что к чему». А то, многие заканчивают и, в конечном счете, не знают, вообще, будут они в этой профессии работать или нет. Я сказала: «Ну, хорошо, давай. А куда идем?» Он такой: «Вот есть такая клиника «Центр». Там знакомые. Пойдем в хирургию – это круто». Я думаю: «Действительно, да, хирургия, это круто, пойдем». И, вот так с первого курса фактически мы оказались ассистентами ветеринарной клиники «Центр» и началась работа. Собственно, и мы поняли, да, что мы на верном направлении. Ну, вот потом друг понял, что он не направление «хирургия», выбрал лабораторную диагностику, вот. Так что лечебное дело он оставил. Вот, а я поняла, что хирургия – это, конечно, круто, но не мое. Вот, как-то так.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно.

(Дина Матвеева)

‑ И, на протяжении вот всех лет обучения, соответственно, мы работали в клинике уже. Сначала – ассистентами, там практикантами, потом, уже начинали становиться врачами. Было это в то время, когда узких специализаций практически еще не было. То есть, были терапевты, хирурги – это то, что из более-менее узких. В операционной – то же самое, то есть, был хирург, ассистент и все. То есть, специализации только начинали набирать обороты. Поэтому, просто хотелось стать хорошим врачом изначально. Но, хирургом – потому, что это круто. Вот как-то так.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Хорошо. А почему выбрали в результате все-таки ультразвуковую диагностику и кардиологию? Как это случайно произошло или как это все произошло?

(Дина Матвеева)

‑ Ну, на самом деле, это произошло не случайно. Скажу, изначально, опять же что хирургом я не мечтала быть в первую очередь. А просто пошла потому, что это вроде как престижно. И, на самом деле, многие сначала выбирают хирургию, не понимая, да, что она требует, в общем-то, от человека каких-то особых определенных качеств. И, я для себя очень быстро поняла, спасибо тоже одному из моих, так скажем, учителей, да, на тот день это в хорошем смысле слова, спасибо, Вилковыский Илья Федорович, вот, он дал мне понять, что хирургия, нет – это не мое, что это для меня слишком высокая, так скажем, сфера ответственности в плане даже больше эмоциональном. Ну, и физически, находясь в биоконтроле по пять, шесть часов именно в операционной: отрезал-пришил, отрезал-пришил. Вот, я поняла, что это не то, чем я хочу заниматься. И стала просто искать. Попробовала себя потом в дерматологии. Но поняла, что микроскопом мне проще забить гвоздь, нежели как-то с ним подружиться. Поэтому, думаю: «Нет, хорошо, не так, будем искать дальше». И через знакомых идти, и как-то мне настолько мне понравилось вот это все смотреть. И, опять же, там один из учителей, который у меня был очень хороший Первухина Ирина Юрьевна, сказала: «Да, ты хорошо видишь. Это ‑ твое. Развивайся. Вот тебе куча учебников». Дала мне вот до сих пор помню «Медицинское руководство». Значит говорит: «Осваивай тему желчного пузыря». Я полдня сидела с конспектами, я выписывала все их там изгибы и так далее. На следующий день прихожу, она: «Молодец, ты все выписала, вот здорово, да. А вот у кошек и собак вот этого всего вообще не бывает, бывает только две». Из всего списка, что я написала конспекта пол тетради. Говорит: «Молодец, да, смотри, потому что мало ли что бывает. Бывает всякое, надо быть готовым ко всему». Вот, и так я пришла в УЗИ. А потом захотелось сделать УЗИ всего, что можно делать. Так я поняла, что «Эхо» – оно же тоже относится… это УЗИ сердца. Хочется делать «Эхо». У нас, в отличие от медицины нет такого понятия – сделал «Эхо» ‑ направил к кардиологу. То есть, у нас и «Эхо», и ЭКГ, и потом заключение по всему этому делает один врач ‑ кардиолог. То есть, нужно тогда развиваться в кардиологии, потому, что «Эхо» без кардио смысла не имеет. Вот. И начался мой путь в кардиологию. То есть, УЗИ я занимаюсь уже одиннадцать лет, а кардиологией я занимаюсь восемь. Вот. Вот, как-то так.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Интересно. А скажите, вот, есть ли какая-либо специфика вашей специализации? В том смысле, что, ну, кому Вы считаете это больше подойдет, кому меньше подойдет, чисто, может быть, по человеческим качествам каким-то?

(Дина Матвеева)

‑ Еще разочек можно? Связь «барахлит» у нас.

(Марина Эйнгор)

‑ Есть специфика какая-то, вот именно по звуковой диагностике, по ультрасаунду? Человеческие какие-то качества должны быть особенные, скажем? Кому это больше подойдет, такая специализация, по Вашему мнению?

(Дина Матвеева)

‑ Из того, что я поняла, конечно, ну, основное качество – это терпение, потому, что много из, так скажем, учеников, которые ко мне ходили, они: «Ой, так здорово за аппаратом сидеть, смотреть картинки. О, как тяжело это все писать. Вот, протоколы писать, нет, ну как можно столько времени тратить на протоколы – это ужас, это – кошмар». Вот, и, многие, на самом деле, для себя понимают, что видеть то картинки оказывается – это тоже определенное искусство. То есть, пока ты не попробуешь и не посмотришь, видишь ли ты что-то вообще. Соответственно, представление о том будешь ли ты врачом УЗИ – у тебя не будет. Потому, что, как говорят наши хирурги, их любимое проходя мимо: «Что ты там видишь? Облака-облака». Вот для кого-то это остается облаками, да, а для кого-то это приобретает уже очертание органов, тканей и возможностей ставить, как сказать «шаманить» ‑ ставить по этому диагноз. Вот, так что… Ну, специфика, да, как в любой другой профессии. Потому, что, ну, вот хирургия, я поняла мне настолько морально тяжело было понимать, что, если я сейчас чуть-чуть что-то сделаю не так, животное умрет от кровотечения, то есть, не то что я боюсь ответственности, а именно это вот настолько меня «съедало», что поняла – «нет, хирургия – не мое». То есть, я эмоционально выгорю просто в ней. Поэтому, каждый должен найти для себя что-то вот по своему характеру. Меня между собой называют «занудой, кабинетной крысой». Что я вот буду долго сидеть, перебирать все вот по многу раз искать там варианты, вот. И, у меня есть соответственно друзья и коллеги тоже похожие на меня, с которыми мы с удовольствием этим занимаемся. Из разных клиник. Каждому свое.

(Марина Эйнгор)

‑ Понятно. Есть, да, я поняла. Скажите, вот чтобы Вы посоветовали нашим коллегам, которые тоже выбирают сегодня специализацию и…, чтобы Вы посоветовали, по какому пути пойти, может быть попробовать, может быть… Вот сегодня, представьте, человек вышел из… «новоиспеченный» ветеринар. И, вот, на Ваш взгляд, что важнее всего для того, чтобы он нашел себя в профессии, развился и как бы шел прямым путем к вот как раз то, о чем, я говорила к своей какой-то, может быть, специализации, известности, к тому, чтобы человека уважали и как пациенты, так и наши коллеги. И, соответственно, чтобы он хорошо зарабатывал. Что для этого нужно сделать?

(Дина Матвеева)

‑ Ну, самое главное, чтобы этот «новоиспеченный» ветеринар точно к окончанию университета, института, уже знал, что он будет непосредственно ветеринаром. Потому, что те, кто за пять-шесть лет учебы так и не посетил стены ветеринарной клиники и лаборатории, они не имеют ни малейшего представления о том, в какую, на самом деле, профессию они идут и как это все будет. И, я могу сказать, что из нашего большого и достаточно сильного потока, то есть учителя говорили, что вот мы такие вот именно «продвинутые» с их точки зрения, но, в профессии остались, именно в лечебном деле, наверное, вот человека три. Все остальные ушли в совершенно разные направления и, по большей части к ветеринарии не относящейся. Поэтому, соответственно, да, нужно уже практикантом или ассистентом с первого, второго курса устроиться в клинику, чтобы понять, что, действительно, да, это то, чем ты хочешь заниматься не зависимо пока от выбора специализации. Потому, что все равно тебе нужно будет делать все: уколы, оказывать первую помощь, иметь общие представления, да, как лечить, и, что нужно делать. Поэтому… а, что ты не боишься крови, многие прогорали на этом. На операциях, и, банально, на взятии крови понимали, что вид крови – это катастрофа. В режиме, как говорится, on-line. Или, что – нет аллергии. Вот тоже многие прогорали на том, что аллергия развивалась просто на кошек и собак и работать в лечебном деле, непосредственно с ними – просто невозможно. А по специализации я скажу одно, что ‑ не бойтесь экспериментировать, не бойтесь искать себя. Попробовали, посмотрели, послушали, есть сейчас очень много базовых курсов. В наше время этого не было. Говорю, в наше время просто было – врач ветеринарный и точка. А сейчас возможностей очень много, читается очень много базовых курсов. Прийти, послушать, понять: тема – твоя, тема – не твоя. Попробовать себя на каких-то мастер-классах. И, таким образом, можно определиться. В общем-то, определяются многие, можно сочетать несколько специализаций в себе. Так что самое главное, пробовать не бояться. И выбор придет.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо, большое! Действительно, наше интервью я думаю было очень интересным, и я услышала то, что не слышала, когда разговаривала с другими нашими коллегами. И, благодарю Вас за это интервью. Благодарю вас за это интервью. И, может быть… хочу вот пригласить Вас на наше… какую-то ознакомительную лекцию дать для наших коллег, ознакомительную лекцию общего… обозревательную такую, что-ли. Потому, что может быть…

(Дина Матвеева)

‑ С удовольствием!

(Марина Эйнгор)

‑ Да, отлично. В таком случае, мы с Вами договоримся, и, я уверена, что Вы дадите те знания, которые нужны всем нам для…

(Дина Матвеева)

‑ Я постараюсь.

(Марина Эйнгор)

‑ Спасибо. До свидания! Всего хорошего! Спасибо, Дина!

(Дина Матвеева)

‑ Всего хорошего! До свидания! До свидания!

Комментарии для сайта Cackle